?

Log in

Михаил Владимирович Александров
Политолог
Recent Entries 
Михаил Владимирович Александров

"Таким образом, угроза национальной безопасности России со стороны Запада является стратегической, многофакторной, непреходящей и ставит под удар само существование российской нации... Прежде всего, эта угроза сосредоточена против русских как этнической общности, ибо Запад проводит политику, направленную на уничтожение русской нации. Одним из ключевых элементов этого курса является воспрепятствование воссоединению русской нации, искусственно разделенной вследствие распада СССР.

Одновременно Запад всячески поощряет этнократические режимы бывших советских республик в проведении политики принудительной ассимиляции (Прибалтика, Молдова, Украина), а иногда и физического террора в отношении этнических русских (Украина, Молдова). Помимо этого, Запад препятствует интеграционным процессам на постсоветском пространстве, которые создают предпосылки для воссоединения русской нации естественным, ненасильственным путем в рамках ЕАЭС. Аналогичная линия проводится Западом в отношении других пророссийски настроенных национальностей – осетин, абхазов, лезгин.

Между тем, разделенность русской нации сама по себе – важнейшая угроза национальной безопасности. К тому же, это мешает России объединить все имеющиеся национальные ресурсы для защиты национальной безопасности. Более того, это позволяет Западу использовать отколотые части русской нации (например, Украину) против России. Реализуется давняя мечта врагов русской нации и государства, когда русские уничтожаются руками русских. Поэтому защита интересов этнических русских, проживающих в настоящий момент за пределами РФ (также как и других народов РФ, например осетин), является важнейшей задачей российского государства. А конечной целью является воссоединение русской нации в той или иной форме."

http://viperson.ru/articles/proekt-dolgosrochnoy-strategii-natsionalnoy-bezopasnosti-rossii-s-metodologicheskimi-i-metodicheskimi-kommentariyami

Михаил Владимирович Александров
ЕРЕВАН, 16 июля. Новости-Армения. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган мог сам подтолкнуть оппозицию на переворот, чтобы изолировать и загнать ее в ловушку, считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров.

По мнению Александрова, в Турции была предпринята попытка государственного переворота, инспирированная из Соединенных Штатов.

"В США проживает известный исламский проповедник  Фетхуллах Гюлен,  который является оппонентом Эрдогана, и одновременно сотрудничает с американскими спецслужбами . Гюлен давно вынашивал планы по свержению Эрдогана, но не получал отмашки от США, однако за последний год отношения между Турцией и Соединенными Штатами значительно ухудшились", - отметил эксперт.


По его словам, Эрдоган проявил независимость во внешней политике, и наиболее  раздражающим актом явилась  попытка нормализовать отношения с Россией, что фактически ломало планы администрации США по ситуации в Сирии.

"Не удивительно, что попытка переворота совпала с визитом в Россию Джона Керри. То есть, это должно было послужить дополнительным рычагом давления на Москву, занимающую неуступчивую позицию по Сирии. Явно позиции Москвы существенно усилились  благодаря тому, что в последнее время турецкой стороной были предприняты шаги по нормализации отношений", - отметил Александров.

То есть, по его словам, возникла вероятность и возможность договоренностей между Москвой и Анкарой о каких-то принципах урегулирования в Сирии без участия Вашингтона, а американцам  это очень не понравилось, и, видимо, они дали  Гюлену отмашку на осуществление переворота.


"Гюлен имел сильные позиции и в армии Турции, и в обществе, и в принципе мог рассчитывать на успех. Но надо понимать, что Эрдоган, тоже не сидел, сложа руки, он активно работал против Гюлена. Я уверен, что его агентура наверняка была внедрена в различные организации Гюлена, в том числе в армейскую среду, и он, видимо, хорошо понимал ситуацию, и даже, может быть, спровоцировал этот переворот раньше времени. То есть использовал какие-то свои ресурсы внутри этой оппозиции для того, чтобы их подтолкнуть на этот переворот, и они попали в ловушку", - сказал эксперт.

По его мнению, возможно, все было разыграно так, чтобы они, начав действовать, оказались в меньшинстве, в изоляции. "Так оно, собственно, и произошло. Как будут дальше развиваться события, не очень понятно. Скорее всего, конечно, мятежники потерпят поражение. Однако, не исключено, что они начнут какую-то подпольную деятельность против Эрдогана, то есть уже не просто оппозиционную, а диверсионно-террористическую, что сомкнется с борьбой курдского меньшинства за свои права", - считает эксперт.

По его мнению, это может еще больше дестабилизировать ситуацию в Турции. С другой стороны это ослабит позиции Эрдогана и позволит Москве договариваться с ним еще более успешно.

"С другой стороны Эрдоган может испугаться и побежать опять в объятия США то есть тут ситуация продолжает оставаться неопределенной", - отметил Александров.


Оценивая возможность изменения политики Турции в регионе, эксперт подчеркнул, что это  зависит от того, какие выводы сделает Эрдоган из этой ситуации.

"Понятно, что американцы против него злоумышляли, хотели его свергнуть,  а возможно и повесить, как Саддама Хусейна. То есть он должен понять, что делать ставку на США в этой ситуации невозможно, и ему надо будет тогда еще больше сближаться с Россией", - сказал Александров.

Это, по его мнению, отразится на политике Турции в регионе. "Если сделать такие выводы, то и в вопросе отношений с Арменией могут произойти какие-то позитивные подвижки, и в плане нагорно-карабахского конфликта, и по ситуации в Сирии. С другой стороны, если он все-таки испугается и побежит целовать руку Вашингтону, то, конечно, тут может быть наоборот. В данном случае, я не думаю, что нагорно-карабахский конфликт как-то особо будет затронут, но в Сирии он займет более жесткую позицию", подчеркнул эксперт.


http://newsarmenia.am/news/interview/ekspert-erdogan-mog-sam-podtolknut-oppozitsiyu-na-perevorot-chtoby-zagnat-ee-v-lovushku/


P.S. Приходит на ум одна аналогия - операция "Валькирия", заговор против Гитлера в июле 1944 г. Тогда тоже не без участия западных спецслужб все делалось. Англичане и компактную взрывчатку доставили. Но успех всей операции базировался на одном главном основании - убийстве Гитлера. Если бы это удалось, то переворот удался бы. А когда выяснилось, что Гитлер жив, все военачальники поджали хвост и отмежевались от заговорщиков. Также и теперь. Эрдоган вышел из под удара и весь путч провалился.
Михаил Владимирович Александров
Кандидат в президенты США от Республиканской партии Дональд Трамп заявил о серьезном и качественном превосходстве российского ядерного оружия над американским. По мнению Трампа, президент Путин в отличие от американцев постоянно занимается ядерным оружием, поэтому ядерный потенциал США является старым и изношенным, а российский, в свою очередь, напротив – передовым и новейшим. При этом, нужно отметить, что согласно данным Стокгольмского института исследования проблем мира Вашингтон планирует потратить 348 млрд долларов на обновление своего ядерного потенциала, поэтому слова Трампа могут говорить и о том, что во время своего президентства он не только готов выполнить эту программу, но и в итоге увеличить затраты на ядерное перевооружение США.

Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что Трамп в своей оценке совершенно прав. «Ведь здесь имеется в виду не столько сами ядерные боеголовки, которые, наверняка, находятся в США в нормальном состоянии, а речь идет в первую очередь о средствах доставки ядерного оружия, и в этом отношении американцы, конечно, значительно отстали», - резюмирует Александров. По словам Александрова, Россия в настоящий момент разработала новое поколение стратегического наступательного вооружения – здесь имеется в виду мобильные подвижные ракетные комплексы «Тополь-М», «Ярс» и «Рубеж», а также ударная ракета «Булава», созданная специально для базирования на подводных лодках. Кроме того, прямо сейчас разрабатывается железнодорожный ракетный комплекс «Баргузин», принятие которого на вооружение значительно увеличит стратегический потенциал России.

«Эти системы вооружения дают России качественное преимущество перед США. Например, основным вооружением американских стратегических подлодок является ракета Trident-II, которая является хорошим, но на сегодня уже устаревшим военным средством и очевидно, что она не способна преодолевать современные системы ПРО. Кроме того, преимущество наших ракет заключается даже не в годах разработки, а в том, что они способны преодолевать системы ПРО, поскольку они имеют возможность маневрировать на ранней части траектории своего полета. Из-за этого они не могут быть перехвачены ни на начальной стадии взлета, ни в Космосе, вплоть до того момента, когда в баллистической ракете происходит разделение боевых частей», - констатирует Александров. Создание ракетного комплекса «Баргузин» выведет российские РВСН на новый уровень

При этом, как замечает Александров, после разделения боевых частей и выхода вместе с ними ложных целей, для любой ПРО возникает очень сложная ситуация, когда появляется боевое облако, которое практически невозможно перехватить, причем последние наши работы в области сверхзвуковых ядерных боеголовок сведут на нет любые шансы на такой перехват.

«Соответственно, американская система ПРО не способна бороться с нашими стратегическими баллистическими ракетами, что для Пентагона усугубляет также то обстоятельство, что Россия недавно выпустила новое поколение крылатых ракет большой дальности типа Х-101. Эта ракета «бьет» на 5 тысяч километров и делает возможным поражение территории США не только с помощью баллистических ракет, но и крылатыми ракетами, причем не только с помощью стратегической авиации, но и с подводных лодок и даже со средних бомбардировщиков типа Ту-22», - резюмирует Александров. Все это говорит о том, по мнению Александрова, что российский стратегический арсенал на сегодня в целом обновлен, пусть мы пока и не произвели в нужном количестве все эти новые типы стратегических ударных средств ядерного сдерживания.

«Несмотря на все сложности, программа обновления парка стратегических вооружений успешно осуществляется и к 2020 году мы должны ее успешно закончить», - заключает Александров. Российские комплексы ПРО-ПВО С-400 и С-500 сделают американское стратегическое вооружение бесполезным против России. Американцы здесь отстали из-за того, что они сделали основной упор в развитии своих стратегических сил на концепцию ПРО, где преследовали, как утверждает Александров, две цели. «Во-первых, они пытались нас подобным образом запугать и заставить сдаться, капитулировать перед Западом. Во-вторых, они действительно ставили задачу прикрыть себя от ядерных ударов, в том числе и с нашей стороны, но, как мы видим, эта программа США оказалась очередным мифом американской пропаганды. Несмотря на все усилия, эта «страшилка» не привела к каким-либо заметным прорывам в области ракетной техники и к созданию в США каких-то передовых технологий противоракетной обороны», - констатирует Александров.

Примечательно, что Александров считает, что они даже в компоненте ПРО не смогли обогнать Россию, поскольку мы сейчас обладаем такими технологиями, которые в случае полномасштабного развертывания смогут «закрыть» всю территорию России. «В этом случае американцы вообще останутся в положении «ядерного мата», когда они, по сути, ничего не смогут сделать с Россией, поскольку их ударные системы против нашей ПРО неэффективны, а американские ПРО, в свою очередь, не в состоянии перехватить российское ударное вооружение. Впрочем, в полном объеме мы этого делать не будем, поскольку Россия не стремится к достижению военного превосходства над США, ведь это будет стоить по-настоящему гигантских денег, хотя система ПРО наших стратегических районов в ближайшем будущем будет реализована», - резюмирует Александров. В результате этого, любой расчет США на ракетно-ядерный удар окажется в итоге не просто безосновательным, но и в принципе нереалистичным для выполнения.


http://rueconomics.ru/179505-tramp-absolyutno-prav-ssha-bezzashchitny-pered-yadernym-kulakom-rossii
Михаил Владимирович Александров

Соединенные Штаты отправляют на военные учения, которые пройдут у российских границ, стратегические бомбардировщики В-52, что вполне укладывается в излюбленную США политику устрашения. Переброска В-52 выглядит довольно странно, поскольку они вряд ли могут быть использованы непосредственно для учений. Корреспондент Федерального агентства новостей пообщался с экспертом, который допустил возможность военных провокаций против Российской Федерации.

Как сообщает стратегическое командование США, на время учений три американских стратегических бомбардировщика В-52 будут базироваться на базе Fairford, которая находится в Великобритании. Уточняется, что В-52 уже принимали участие в учениях в Европе три года назад.

По мнению военнослужащих США, американские бомбардировщики в Европе должны повысить боеготовность и возможности вооруженных сил Соединенных Штатов и Североатлантического альянса, что якобы очень важно для глобальной безопасности.

Отметим, что стратегические бомбардировщики В-52 активно использовались американцами во время Вьетнамской войны. Кроме того, в этом году американцы использовали их для нанесения ударов по позициям боевиков террористического квазиобразования «Исламское государство» (деятельность организации запрещена на территории Российской Федерации).

Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров в беседе с корреспондентом ФАН отметил, что эти бомбардировщики по-своему остаются эффективными. Они используются как носители крылатых ракет большой дальности.

«Правда, не совсем понятно, зачем их отправляют принимать участие в военных учениях на территории Польши. В-52 могут наносить удары на достаточно большом расстоянии от мест учений, то есть от места конфликта. И они предназначены для нанесения стратегических ядерных ударов вглубь территорий России. Но я думаю, что это чисто такая психологическая акция, направленная на то, чтобы показать, что для защиты Польши и Прибалтики будет использоваться ядерное вооружение Соединенных Штатов. Больше в их использовании нет никакого особого смысла. Если эти бомбардировщики войдут в зону действия наших систем ПВО С-400, то они оттуда живыми не уйдут. Это абсолютно точно. Еще какой-нибудь суперсовременный истребитель (F-22) может попытаться уйти от ракет С-400, а бомбардировщики готовая мертвая цель», пояснил военный эксперт.

«Запад же постоянно устраивает провокации. То, что эсминец Donald Cook подходит к нашим военным объектам и базам, это же и есть провокация. То, что их самолеты-разведчики рядом летают, тоже. Поэтому провокации были, есть и будут. Я думаю, что их число будет только нарастать. Мы должны быть готовыми к этим провокациям. Более того, мы сами должны отвечать зеркальными мерами. То есть нам нужно подлетать к их базам, наши разведчики должны активно работать, наши подводные лодки у их берегов всплывать. Это необходимо делать, чтобы они чувствовали свою уязвимость и не наглели. То есть мы должны в ответ на них оказывать психологическое давление. А что касается бомбардировщиков В-52, то они никакой пользы не несут во время этих учений. У них даже шансов нет войти на нашу территорию. Потому что наши системы контролируют небо на расстоянии 400 километров, они же в Калининграде стоят. Если В-52 будут лететь к нашим границам, то на их перехват поднимутся наши истребители и будут их сопровождать, чтобы они не вторгались в наше воздушное пространство», резюмировал Михаил Александров.

  

http://riafan.ru/526727-amerikanskie-v-52-u-granic-rossii-kak-mertvaya-cel-provociruet-konflikt

 

Михаил Владимирович Александров

В случае ракетного удара США по российскому Су-24, облетевшему эсминец «Дональд Кук» в Балтийском море, возникла бы эскалация конфликта, которая могла завершиться вводом российских войск в Прибалтику. Такое мнение сегодня, 15 апреля, «НьюсБалт» высказал ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

Напомним, накануне госсекретарь США Джон Керри заявил, что «правила ведения военных действий позволяли стрелять в воздушное судно на поражение».

«Это абсолютно безответственное заявление Керри, — прокомментировал Михаил Александров редакции «НьюсБалт». – Ракетный удар по нашему самолёту привёл бы к тому, что  через пять минут их «Дональд Кук» просто был бы уничтожен. Ушёл бы под воду. И тогда возникла бы серьёзная эскалация конфликта в Балтийском регионе».

«Ситуация могла бы развиваться весьма опасна, — продолжил эксперт, — и в конце концов мы могли бы воспользоваться этой ситуацией и ввести войска в Прибалтику. А вывели бы войска только после того, как США подпишут обязывающее их соглашение о том, что в Прибалтике не будут базироваться объекты НАТО, а сам Альянс не станет расширяться дальше на Восток. Так что, если они думали, что кого-то этим блефом хотели запугать, то пусть сначала подумают, что сами могли сесть в лужу».

По словам Александрова, американцы изначально вели себя провокационно, подойдя на расстояние 70 км от Балтийска Калининградской области, где расположена главная военно-морская база Балтийского флота.

«Если они приближаются к нашей военно-морской базе, то должны понимать, что в этой зоне могут проходить учения, вестись военная деятельность, — подчеркнул военный аналитик. — И таким образом они могут стать вольным или невольным участником военного столкновения. Поэтому в таких случаях, руководствуясь здравым смыслом, необходимо сначала связаться с властями России, сообщив о своём курсе, намерениях. Американцы этого не сделали, считая, что они могут ходить там, где им заблагорассудится. Они ошибаются».

«НьюсБалт» уточняет, что в морском районе, возле которого «гулял» американский ракетный эсминец, действительно проходят учения ВМФ России, о чём регулярно пишут СМИ.  В частности, накануне ударная группа в составе малого ракетного корабля «Гейзер» и ракетных катеров «Кузнецк», «Димитровград», «Моршанск» и «Заречный» уничтожили отряд кораблей условного противника.  Затем же корвет «Бойкий» и сторожевик «Ярослав Мудрый» выполнили артиллерийские стрельбы по морским и воздушным целям. В роли условного противника выступили фронтовые бомбардировщика Су-24 и противолодочные  вертолеты  Ка-27. Кроме того, экипажи палубных противолодочных вертолетов  Ка-27ПЛ провели учения по поиску, слежению  и уничтожению подводной лодки условного противника.

Также Михаил Александров полагает, что в заявление Керри читается «элемент психологического подбадривания союзников». «Видите, мол, какие мы крутые: подошли к русской базе и даже могли сбить их самолёт. Так что вы не бойтесь, мы – начеку и рядом, — воспроизвёл потенциальную речь американских военных политолог. —  Ведь объективные оценки военных экспертов говорят о том, что российские войска могут взять Прибалтику за 2-3 дня. И НАТО ничего этому не противопоставит».

http://newsbalt.ru/news/2016/04/15/usa-russia-su24-baltia/

Михаил Владимирович Александров

Вышла в свет новая научная работа ЦВПИ МГИМО

Данная монография, подготовленная авторским коллективом Центра военно-политических исследований МГИМО, представляет собой продолжение масштабного исследования в области теории и практики прогнозирования международных отношений. Она дополняет и развивает многие положения и концепции, изложенные в предыдущих работах Центра. Это касается как методологических основ теории прогнозирования международных отношений, так и анализа перспектив и направлений развития международной системы до середины нынешнего столетия. В исследовании содержатся богатый фактический материал, новые оценки и выводы, актуальные для эффективного анализа и прогноза международных отношений. Авторы ставили своей целью выделить то важное, что существует сейчас, на их взгляд, в тенденциях мирового развития, динамике государств и цивилизаций, а также негосударственных субъектов международных отношений и что, соответственно, оказывает решающее воздействие на эволюцию международной системы и формирование сценариев развития международной обстановки.

Прогнозирование международных отношений всегда являлось вызовом, ответ на который пытались найти многие ученые и мыслители прошлого. Как правило, их изыскания на этом поприще заканчивались неудачно. И хотя некоторые из прошлых прогнозов оказывались верными, это являлось скорее следствием интуитивного выбора конкретных авторов, а не результатом применения научных методов к прогнозированию международных отношений.

Неудивительно поэтому, что удачные прогнозы носили единичный, бессистемный характер. В значительной степени это объяснялось объективными ограничениями, которые существовали в прошлом в деле сбора, хранения и обработки больших массивов информации. Однако с развитием современных информационных технологий это ограничение отпало.

Как показала исследовательская работа, проведенная Центром военно-политических исследований МГИМО (ЦВПИ), стратегическое прогнозирование международных отношений не только теоретически возможно, но и осуществимо на практике. Отражением этого вывода явилась серия публикаций ЦВПИ, посвященная вопросам теории и методологии стратегического прогнозирования, а также различным сценариям развития военно-политической обстановки. Только в 2015 году Центр выпустил по этой проблематике пять книг[1]. Прежде всего, это монографии «Стратегическое прогнозирование и планирование внешней и оборонной политики» в двух томах и «Мир и война в XXI веке».

Предлагаемая вниманию читателю книга «Стратегическое прогнозирование международных отношений» является продолжением этой серии публикаций. Она дополняет и развивает многие положения, изложенные в предыдущих работах. В ней также содержатся некоторые новые оценки, выводы и концепции, а также богатый фактический материал, актуальный для теории и практики стратегического прогнозирования международных отношений.

Книга по-новому расставляет акценты, делая основной упор на проблемы прогнозирования международной обстановки (МО), а не военно-политической обстановки (ВПО), как это было в предыдущих работах. Конечно, с тем пониманием, что неотъемлемой частью любого прогноза развития МО является прогноз развития ВПО. Помимо этого, в книге уточняются и несколько по-иному формулируются некоторые позиции. Так, например, в структуру построения стратегического прогноза введен новый элемент — «общий вектор развития международной системы», в методике определения наиболее вероятного сценария развития МО более четко прописан механизм взаимовлияния возможных и вероятных сценариев развития МО.

В контексте разработанной в книге методологии к основным субъектам международных отношений, влияющих на МО и ВПО в XXI веке, отнесены (в порядке приоритетности) следующие три основные группы, внутри которых отчетливо просматриваются относительно самостоятельные подгруппы:

— во-первых, — основные локальные человеческие цивилизации (ЛЧЦ), которые к началу XXI века превратились не только в реальные, но и в ведущие факторы мировой политики. Эта группа факторов, как правило, не рассматривается при традиционном анализе и прогнозе МО, что в XXI веке уже стало не просто существенным недостатком, но и обесценивает весь анализ и прогноз;

— во-вторых, — основные государства-нации, которые традиционно рассматриваются в качестве ключевых субъектов международных отношений. Анализ и прогноз развития ведущих государств мира всегда лежал в основе анализа международных отношений, однако, в настоящее время требует особенного внимания в связи с быстрым развитием новых государств, обладающих высоким демографическим, экономическим и военным потенциалом;

— в-третьих, — основные международные акторы, играющие самостоятельную роль (военно-политические коалиции, союзы, международные организации и др.), а также ведущие негосударственные акторы, действующие как внутри отдельных государств, так и в международном масштабе. Эти последние представляют собой качественно новое явление, хотя и прежде они играли определенную роль.

В то же время через всю книгу проходит мысль о том, что будущие сценарии развития МО зависят не только от трех указанных выше групп внешних факторов и их взаимодействия, но и от усилий самого субъекта международных отношений, его воли, ресурсов и последовательности. Естественно, чем эти величины будут больше, тем сильнее и будет их влияние на формирующийся сценарий развития МО. Данная книга как раз и направлена на то, чтобы показать, как эти воля, ресурсы и последовательность могут быть реализованы наиболее эффективно.

Будущие сценарии развития МО формируются уже сегодня.

Они не появляются «сами по себе» из «ниоткуда», они создаются знанием и волей людей, которые основываются на огромных массивах информации. Спецслужбы ежегодно публикуют около 50 000 докладов, а ежесуточно обрабатывают несколько миллиардов единиц информации. Только в США «на этом поле» работают 16 национальных разведок и более 1200 других государственных организаций и почти 2000 коммерческих структур, которые вовлекают в свою деятельность около 1 млн человек.

Иными словами, будущее уже создается сегодня конкретными структурами и людьми, информацией и деньгами. Не случайно, что участники одного из венчурных фондов ЦРУ, созданного после неудовлетворительной оценки американской администрацией аналитической деятельности разведслужб США, сделали вывод о том, что «Будущее не предопределено. Нет судьбы, кроме той, что мы творим»[2].

Концептуально книга «Стратегическое прогнозирование международных отношений» состоит из трех тематических частей, хотя формально в оглавлении это не отражено. Первая часть посвящена в основном теории и методологии стратегического прогнозирования международных отношений и включает главы 1–5.

Вторая часть посвящена современным тенденциям и процессам международной жизни, а также динамике основных субъектов МО. В нее входят главы 6–9. В третьей части упор делается на исследование возможных и вероятных сценариев развития МО и предполагаемых действий России в контексте этих сценариев.

Это включает главы 10–13. Книга также дополняется обширным списком источников и литературы по исследуемой тематике.

В первой главе, посвященной теоретическим основам прогнозирования международных отношений, методология внешнеполитического прогнозирования получила более подробное описание и структуру. В ней четко выделены три составных элемента — теория цивилизаций, теория политического реализма и закон неравномерности развития государств и цивилизаций. В методику построения стратегического прогнозирования также внесены существенные добавления. Так, в четвертой главе предложен новый метод динамического прогнозирования, позволяющий быстро реагировать на изменения международной среды. Большое внимание уделено активности нетрадиционных участников международных отношений — национальных движений и НПО.

Сразу же следует оговориться, что авторы работы не стремились подробно описать все основные тенденции мирового развития и динамику субъектов международных отношений. Такая задача

просто не под силу небольшому авторскому коллективу. Ее решение возможно только силами крупного научного института или целого министерства. Поэтому авторы ставили своей целью выделить то важное, что существует сейчас, на их взгляд, в тенденциях мирового развития, динамике государств и цивилизаций, а также негосударственных субъектов международных отношений, и что соответственно оказывает решающие воздействие на эволюцию международной системы и формирование сценариев развития МО.

На основе анализа цивилизационных факторов, ведущих мировых тенденций, а также динамики и активности субъектов международных отношений авторы книги приходят к выводу, что наиболее вероятным сценарием развития МО до середины нынешнего столетия будет сценарий «Глобального военно-силового противоборства» западной цивилизации с другими мировыми цивилизациями. Этот сценарий может протекать в трех вариантах: в более мягком «оптимистичном», более жестком «пессимистичном» и умеренном «реалистичном». Каждый вариант обусловливается тем, в какой степени в развертывающемся глобальном противоборстве будет использоваться военная сила. Однако все эти варианты предполагают усиление конфронтации между Западом и Россией по сравнению с нынешней ситуацией.

В книге показано, что стержневым элементом сценария «Глобального военно-силового противоборства» является сетецентрическая война Запада против России, которая уже началась. Целью этой войны является лишение России суверенитета с последующим ее расчленением и уничтожением русской нации, как главной силы, противостоящей западному мировому доминированию. При всей кажущейся радикальности этого вывода, он представляется достаточно обоснованным, если проанализировать результаты сетецентрических войн, проведенных Западом против Югославии, Ирака, Ливии и войны, ведущейся сейчас против Сирии.

Главный посыл книги состоит в том, что не стоит подходить легковесно, к политике «мягкого давления» на Россию, осуществляемого сейчас Западом. Согласно прогнозу, это давление будет все более нарастать, в нем будет увеличиваться доля силовых инструментов, в том числе средств вооруженной борьбы. Стратегия Запада преследует далеко идущие цели, где на карту поставлено выживание России как государства. Соответственно и стратегия России в контексте данного сценария развития МО должна исходить из этой объективной реальности, которую невозможно игнорировать, даже при очень сильном желании не участвовать в разворачивающемся глобальном противоборстве.

В книге ясно дается понять, что компромиссов в этой схватке быть не может. Только решительный отпор Западу, достижение над ним военно-технического и идейного превосходства, способны обеспечить устойчивую безопасность России в будущем. При этом, несмотря на всю сложность геополитического положения России перед лицом превосходящего противника, у нее есть хорошие шансы на победу, в случае национальной мобилизации и проведения грамотной внешней политики.

Книга адресована, в первую очередь, специалистам, занимающимся международной и военно-политической проблематикой, научным работникам и студентам, экспертам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами внешней и оборонной политики.

Авторский коллектив: А. И. Подберезкин, М. В. Александров, К. П. Боришполец, Е. С. Зиновьева, А. А. Казанцев, А. М. Кабаченко, О. Е. Родионов, А. Л. Синегубов, В. Г. Соколенко, М. В. Харкевич, С. Р. Цырендоржиев.

>>Ознакомиться с текстом работы можно на сайте ЦВПИ МГИМО<<




[1] А. И. Подберезкин, М. В. Александров, К. П. Боришполец, и др. Стратегическое прогнозирование и планирование внешней и оборонной политики. Т. 1. Теоретические основы системы анализа, прогноза и планирования внешней и оборонной политики. Москва: МГИМО, 2015. — 797 с.; А. И. Подберезкин, М. В. Александров, К. П. Боришполец, и др. Стратегическое прогнозирование и планирование внешней и оборонной политики. Т. 2. Прогнозирование сценариев развития международной и военно-политической обстановки на период до 2050 года. Москва: МГИМО, 2015. — 723 с.; Подберезкин А. И. Третья мировая война против России: введение к исследованию. Москва: МГИМО, 2015. — 170 с.; Подберезкин А. И., Харкевич М. В. Мир и война в XXI веке: опыт долгосрочного прогнозирования развития международных отношений. Москва: МГИМО, 2015. — 581 с.; Подберезкин А. И., Соколенко В. Г., Цырендоржиев С. Р. Современная международная обстановка: цивилизации, идеологии, элиты. Москва: МГИМО, 2015. — 465 с.

[2] Венчурные фонды и другие технологии для национальной разведки. М. : Физ.-Тех., 2012. С. 20.

Михаил Владимирович Александров
На заседании Атлантического совета генсек НАТО Йенс Столтенберг едва не сотворил сенсацию, заявив, что возглавляемый им блок готов к выстраиванию диалога с Россией.

Впрочем, неожиданная примирительная тональность не получила логического продолжения. Руководитель альянса поспешил вернуться в наезженную конфронтационную риторическую колею. По его мнению, Москва позволяет себе недопустимую вольность — пытается восстановить утраченное после распада СССР влияние на непосредственное окружение. «Россия старается восстановить сферу влияния вокруг своих границ. И это неприемлемо, потому что нарушает международные нормы и территориальную целостность стран», — сказал г-н Столтенберг.

Воспроизведя устойчивую североатлантическую идиому про «агрессивное поведение РФ», «рулевой» НАТО снова перешёл на позитив. Подчеркнув, что этот военно-политический блок не ищет конфронтации с Россией. Проще говоря, НАТО считает возможным перемежать очередные военные подскоки к границам РФ с двусторонними контактами, в ходе которых Москве будут популярно объяснять, почему это не представляет для неё никакой опасности. Для решения этой задачи натовские генералы готовы возобновить работу совместного Совета Россия-НАТО, который, как уточнил высокопоставленный спикер, не прекращал своего существования. Он напомнил, что в связи с конфликтом на Украине альянс лишь приостановил «практическую работу» с российской стороной.

Стоит заметить, что последняя, похоже, не против «дважды войти в одну и ту же реку». В феврале вопрос реанимирования старого формата обсуждали всё тот же Йенс Столтенберг и глава МИД РФ Сергей Лавров. После этого Москва заявила, что для проведения встречи Совета необходима повестка дня, представляющая интерес для обеих сторон. В марте постоянный представитель РФ при НАТО Александр Грушко подтвердил, что «работа по созыву очередного заседания идёт», хотя окончательного решения по этому поводу пока нет.

Таким образом, по мере приближения саммита в Варшаве, на котором, как ожидается, главы стран-участниц Североатлантического альянса завизируют очередной «Drang nach Osten», руководство блока по канонам информационной войны пытается провести классический отвлекающий манёвр. Как отреагируют на него российские власти?

Столкнувшись с противодействием Москвы, руководство НАТО пытается затащить нашу страну в переговорное «болото», считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

— После активизации блока на восточном фланге мы были вынуждены предпринимать ответные меры. В частности, в Западном военном округе будут сформированы три новые дивизии. Создаются 1-я гвардейская танковая армия и 20-я гвардейская общевойсковая армия в Воронеже. В такой ситуации командованию НАТО ничего не остается, как задействовать информационный ресурс. А проще говоря, «запудрить мозги» как западным, так и российским политикам.

Задача — продемонстрировать готовность к диалогу, под прикрытием которого будет происходить дальнейшее наращивание военной инфраструктуры.

«СП»: — «Сотрудничество» по Столтенбергу сводится к тому, что Россия должна добровольно отказаться от обеспечения национальной безопасности?

— Конечно. Ведь что представляет собой пресловутая «сфера влияния»? Это сфера безопасности по периметру границ, обеспечивать которую любое суверенное государство не только имеет право, но обязано (перед своими гражданами).

При том, что блок НАТО уже давно вышел за пределы Северной Атлантики, например, проводит операцию в Афганистане. Лидеры альянса — американцы, сделали заявку на военное присутствие в глобальном масштабе. А Россия, по логике натовских генералов, видите ли, не имеет права принимать меры по защите собственной территории. Это полный абсурд, нас призывают капитулировать. Дескать, не будете участвовать в имитационных переговорах, будем наращивать военное присутствие у российских границ.

Предложения устроить очередную демагогическую «перезагрузку» идут волнами — когда натовцы видят, что их действие порождает наше противодействие, они пытаются заболтать проблему.

«СП»: — Контрпродуктивен любой диалог с НАТО или только фальшивое, видимое взаимодействие?

— Полноценный переговорный процесс предполагает либо создание общей сферы безопасности, либо её разделение. Допустим, американцы распускают НАТО, и мы создаём общий блок по обеспечению безопасности (по крайней мере, в Европе). В противном случае Россия выстраивает собственную систему защиты от внешних угроз. При этом альянс берёт на себя обязательства не размещать войска в странах, с которыми мы граничим.

Россия никого не трогает, но американцы гарантируют, что права русского населения в тех же Прибалтике, на Украине, в Молдавии нарушаться не будут. Также блок отказывается размещать военные базы в Грузии, в «незалежной». Причем не на словах, а прописывает это в договоре.

В этом случае Москва не будет размещать свои группировки за рубежом, наращивать военное присутствие в Белоруссии. Вот это и есть настоящий диалог, а не то, что нам предлагают.

Вместе этого мы видим, что только за последний год в странах Балтии, Польше, Румынии натовское присутствие выросло по авиации в 8 раз, а по количеству военнослужащих — в 13. В «предбаннике» НАТО находятся Черногория, Македония, Босния и Герцеговина, Грузия и Украина, а в сферу интересов альянса вовлекаются Финляндия, Швеция, Сербия и Молдавия.

«СП»: — Пока в численном выражении «сдерживание Москвы» выглядит достаточно скромно: 250 танков, самоходных артиллерийских установок Paladin, боевых машин Bradley и 4,2 тыс. натовских военнослужащих на всю Восточную Европу.

— Это стратегия «ноги в двери». Основополагающий акт Россия — НАТО от 1997 года, к которому апеллируют наши «партнёры», вообще, не позволяет альянсу размещать войска вдоль российских границ на постоянной основе.

Допустим, начнутся протесты среди русского населения в Прибалтике. 250 танков и 4,2 тысячи натовских «сапог» вполне достаточно для их подавления. Другое дело, Россия тоже наращивает западную группировку. В этом плане с нами конкурировать сложно — скажем, разместит альянс 100 тысяч военных, а мы в ответ увеличим наш потенциал на 200 тысяч. Американцам придётся перебрасывать из США в Европу дополнительные силы. Поэтому они пытаются вовлечь Москву в переговорные «посиделки», чтобы мы ничего реально не предпринимали.

«СП»: — В то же время США предполагают оснастить истребители F-16 и Tornado ВВС целого ряда европейских неядерных членов НАТО оборудованием, позволяющим применять ядерные бомбы B61−12.

— В июле прошлого года состоялся первый испытательный сброс новой тактической управляемой термоядерной бомбы B61−12. По сути, это прямое нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия.

К тому же, в соответствии с договорённостями в рамках Основополагающего акта Россия-НАТО, противостоящий нам блок «подписался» под тем, чтобы не размещать на постоянной основе войска в Восточной Европе. Чтобы обойти это положение, американцы создают базы хранения тяжёлой техники, а также размещают воинские контингенты на ротационной основе.

Это откровенный подлог — как мы можем проверить, происходит ротация или нет? Между постоянной ротацией и постоянным размещением нет никакой разницы. Может быть, они одного военнослужащего поменяют на другого раз в год, и всё.

«СП»: — Существует ли в таком случае пространство для торга и компромисса в случае возобновления заседаний Совета Россия-НАТО?

— Наши дипломаты готовы общаться со своими западными визави в любых форматах, но неясно, в чём состоит наша переговорная повестка. Складывается такое впечатление, что её нет. То есть, мы будем обсуждать чужие инициативы. В то время как НАТО следует поставить на место — заставить отказаться от размещения баз по периметру наших границ, перестать заниматься словоблудием по поводу ротационного формата переброски американских войск в Европу. Наконец, российское руководство должно чётко потребовать, чтобы страны НАТО отказались от применения технологии «цветных революций» на постсоветском пространстве.

Впрочем, очевидно, что никакого переговорного прогресса по такой повестке не будет. Но мы, по крайней мере, должны чётко обозначить свою позицию. Она не должна представлять аморфное расплывчатое облако, хватит играть в поддавки.

Думаю, не стоит наступать на старые грабли. В 1994 году, когда наше внешнеполитическое ведомство возглавлял небезызвестный Андрей Козырев, Россия присоединилась к натовской программе «Партнёрство во имя мира», подразделения ВС РФ принимали участие во всевозможных учениях с натовцами. В результате наши коллеги из бывших советских республик, интенсифицируя контакты с НАТО, всегда ссылались на российский пример. Дескать, если вам можно, то почему нам нельзя?

«СП»: — Опять же, непонятно, зачем России устанавливать «контакты третьего уровня» с враждебно настроенной военно-политической машиной, если натовцы, как показывает история, никогда не выполняют взятые на себя обязательства?

— Резонный вопрос. Политику уступок и соглашательства следует признать порочной. Страны НАТО осуществили госперевороты в Грузии, на Украине. Отступать до Москвы наше руководство, судя по всему, не намерено.


http://svpressa.ru/war21/article/146149/


Михаил Владимирович Александров

В 2015 году военные расходы в мире увеличились на 1% - до $ 1,676 трлн. Об этом говорится в докладе Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ) о глобальных расходах на вооружения, который опубликован во вторник, 5 апреля.

Больше всего на вооружение истратили США, на чью долю пришлось 36% ($ 596 млрд.) общемировых трат, Китай — 13% ($ 215 млрд.), Саудовская Аравия — 5,2% ($ 87,2 млрд.). Расходы России составили всего 4% ($ 66,4 млрд.) общемировых, в результате мы оказались на четвертом месте списка.

Падение цен на нефть привело к тому, что Венесуэла и Ангола существенно сократили военные расходы. Но нашлось немало нефтедобывающих стран, которые расходы на вооружения, напротив, увеличили. Это Алжир, Азербайджан, Россия, Саудовская Аравия и Вьетнам. Как подчеркивают авторы доклада, многие из них либо находятся в состоянии конфликта с другими странами, либо испытывают напряженность на региональном уровне. К чему ведет рост военных расходов в такой обстановке, наглядно показывают события вокруг Нагорного Карабаха.

Показательны и другие «точки роста» военных расходов. Так, в целом объединенные расходы стран Западной и Центральной Европы снизились в 2015 году на 0,2%. Однако в самой Центральной Европе затраты на военные нужды увеличились на 13%. Серьезный рост показали страны, граничащие с Россией и Украиной — Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния и Словакия.

Великобритания, Франция и Германия также объявили о намерении умеренного увеличения объемов военных расходов из-за угроз со стороны «Исламского государства"* и якобы «озабоченности действиями России».

Военные расходы Украины в 2015 году составили $ 3,6 млрд. — на 10% больше, чем годом ранее, причем военный бюджет «незалежной» несколько раз пересматривался в сторону увеличения. По сравнению с 2006 годом украинские ассигнования на военные цели возросли на 61%.

В государствах Ближнего Востока рост расходов на вооружения в 2015-м составил в среднем 4,1%. Зато в Ираке военные ассигнования увеличились в 2006—2015 годах на 536%.

Что касается других регионов мира, рост напряженности в отношениях с Китаем способствовал серьезному пересмотру военных бюджетов в сторону увеличения Индонезией и Филиппинами, а также дал старт изменению длительной нисходящей тенденции в военных расходах Японии.

«Военные расходы 2015 года отражают нарастание конфликтов и напряженности во многих частях мира», — заявил руководитель проекта СИПРИ по военным расходам Сэм Перло-Фриман.

С кем собираются воевать страны, которые наращивают военные расходы, как выглядят возможные сценарии конфликтов ближайшего времени?

 Рост напряженности всегда сопровождается ростом военных расходов, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — А причиной напряженности всегда являются политические разногласия. Сегодня мы видим такие разногласия — и рост напряженности — в первую очередь, на Ближнем Востоке. Крупнейший узел противоречий здесь завязывается между Саудовской Аравией и Ираном. Другой крупнейший узел образует Турция своей экспансионистской политикой.

Еще один узел — отношения Китая и США. Вашингтон пытается сдерживать Пекин, и создает китайцам угрозу в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. КНР в ответ развивает свои вооруженные силы и пытается освоить спорные острова. Реакцией на это противостояние является вооружение Филиппин и Вьетнама — и вокруг них уже образуются новые очаги напряженности.

Серьезный очаг имеется и в Восточной Европе — как следствие экспансионистской политики НАТО. Альянс продвигается на Восток и создает угрозу безопасности России. Москва на это вынуждена отвечать — в том числе, присоединением Крыма и поддержкой Донбасса. НАТО следом наращивает вооружения в Восточной Европе, что заставляет нас делать новые ответные шаги.

И, конечно, рост напряженности во всех перечисленных зонах вызывает рост военных расходов.

Что касается объема военных расходов России — 4% общемировых трат — он, на мой взгляд, явно недостаточен. Мы сейчас урезаем такие расходы, вместо того, чтобы добиться роста экономики и увеличения трат на военные нужды. Между тем, напряженность по периметру наших границ только возрастает.

Особенно проблемными выглядят сценарии вокруг Турции и Сирии, а также в Восточной Европе. Впрочем, если боевые действия начнутся в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, мы тоже не сможем остаться в стороне — нам нужно будет помогать Китаю по военно-технической линии.

Поэтому, я считаю, нам было бы правильно увеличить военные расходы. Но при нынешней политике экономического блока правительства это, увы, невозможно…

Свободная пресса, 05.04.16

http://svpressa.ru/war21/article/145933/


Михаил Владимирович Александров

Статья написана два года назад, а как будто вчера

В последние месяцы резко обострилась обстановка на армяно-азербайджанской границе. В конце января происходили регулярные перестрелки на линии соприкосновения нагорно-карабахских и азербайджанских войск, а также на границе между Арменией и Азербайджаном. В ходе рейда азербайджанской диверсионной группы на территорию Нагорного Карабаха был убит младший сержант Армии обороны Нагорного Карабаха Армен Ованнисян. Затем в результате азербайджанского обстрела погиб карабахский военнослужащий Карен Галстян. Были потери и у азербайджанских военных.

Примечательно, что эти события произошли сразу же после того, как Россия выполнила контракт по поставкам в Азербайджан крупной партии военной техники. Как известно, в июле 2013 года в Азербайджан было поставлено 94 танка Т-90С, 100 БМП-3, 18 самоходных артиллерийских установок «Мста-С», 18 пусковых установок реактивных систем залпового огня «Смерч», 18 единиц самоходных артиллерийских орудий «Вена» и 6 тяжелых огнеметных систем ТОС-1А «Солнцепек», а также несколько единиц инженерной техники. Сумма контракта составила 1 млрд долларов.

Еще ранее Россия продала Азербайджану зенитно-ракетные системы С-300 ПМУ-2 («Фаворит»), изначально предназначавшиеся Ирану. Однако в связи с указом президента России Дмитрия Медведева, поддавшегося давлению Запада и Израиля, контракт с Ираном был аннулирован. Однако чтобы не подводить производителя систем С-300 – концерн ПВО «Алмаз-Антей», – было принято решение продать уже выпущенные системы в Азербайджан. Поставки начались в июле 2010 года и завершились в 2011 году. Комплект поставок включал 2 дивизиона C-300 ПМУ-2 по 8 пусковых установок в каждом дивизионе, а также 200 зенитных управляемых ракет 48Н6Е2. Сумма контракта составила, по некоторым данным, 300 млн долларов.

Естественно, встает вопрос, оправданны ли такие поставки Азербайджану в условиях, когда Баку демонстрирует воинственные намерения в отношении НКР и Армении? Не подставляет ли Москва под удар своего единственного стратегического союзника в Закавказье? Ведь Азербайджан до сих пор не отказывался от силового решения проблемы Нагорного Карабаха и постоянно об этом напоминает. Более того, в официальных выступлениях азербайджанских руководителей в последнее время стали звучать и более воинственные призывы. Речь идет о выдвижении территориальных претензий не только на Нагорный Карабах, но и на районы Армении.

Так, президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая 21 января в Гяндже, заявил, что «нынешняя Армения является в действительности исторической землей Азербайджана». «… В будущем азербайджанцам следует вернуться на все исторические земли. Тогда историческая справедливость будет восстановлена полностью. На первом этапе должны быть освобождены оккупированные земли. Азербайджанцы будут жить в Нагорном Карабахе, а после и в других местах», – подчеркнул он.

Понятно, что российские производители оружия и военной техники не прочь заработать на экспортных поставках. Но не получится ли так, что эти поставки спровоцируют войну между Азербайджаном и Арменией и мы как государство потеряем гораздо больше денег на ликвидации последствий этой войны и принуждении агрессора к миру? А если предположить, что события пойдут по пути эскалации до уровня регионального конфликта с вмешательством Турции и Ирана, то события могут вообще принять очень опасный оборот.

К тому же у России есть веские юридические основания не поставлять вооружения Азербайджану в нынешней ситуации. Ведь военные поставки между двумя странами регулируются Соглашением между правительством Российской Федерации и правительством Азербайджанской Республики о военно-техническом сотрудничестве от 27 февраля 2003 года. А в этом соглашении есть специальная статья, которая гласит, что «стороны обязуются не применять полученные друг от друга вооружение и военную технику против третьих государств в целях, несовместимых с Уставом Организации Объединенных Наций». Между тем, Устав ООН разрешает военные действия только в виде права на индивидуальную или коллективную самооборону. И нападение на Нагорный Карабах или Армению в эти рамки явно не вписывается.

Существует, конечно, очень сильный аргумент по поводу того, что Азербайджан может закупать вооружения и в другом месте, минуя Россию. И это отчасти правильно. Более того, если Азербайджан переориентируется полностью на другие страны-поставщики, то Россия, во-первых, утратит этот рынок оружия, а во-вторых, лишится рычагов воздействия на Баку как партнер по военно-техническому сотрудничеству.

Между тем, другие страны с охотой продают свое оружие Азербайджану. На вооружении азербайджанской армии уже состоят 120-мм израильские минометы Cardom, а также 120-мм турецкие реактивные системы залпового огня TR-122 Sakarya, легкие бронетранспортеры Cobra турецкого производства и 155-мм самоходные гаубицы ATMOS-2000 израильского производства. Также в начале 2012 года Азербайджан заключил с израильским концерном «Аэроспейс Индастриз» контракт на 1,6 млрд долларов на поставку беспилотных летательных аппаратов Orbiter-2M и Aerostar, которые уже поступили на вооружение азербайджанской армии.








Сейчас Министерство обороной промышленности Азербайджана ведет переговоры с турецкой компанией Roketsan о совместном производстве реактивных ракет калибра 107 и 122 мм. Двигатель этих ракет будет производиться Roketsan, остальные части – на азербайджанском предприятии. Также ведутся переговоры с турецкой фирмой FNSS о поставках в Азербайджан БМП Pars и о модернизации уже имеющейся в Азербайджане военной техники.

Таким образом, полный отказ России от продажи вооружений Азербайджану не дал бы позитивного результата. Выход видится в другом. Необходимо найти правильный баланс между тем, что можно продавать Азербайджану, а что не следует. Естественно предположить, что не следует продавать то, что стимулирует агрессивные действия и предрасполагает к началу военного вторжения в Нагорный Карабах. То есть речь идет о наступательных вооружениях. Но тут встает вопрос, что считать наступательным, а что оборонительным оружием. Ведь взаимосвязи между оборонительными и наступательными вооружениями никто не отменял.

И все же в международной переговорной практике имеются критерии такого отличия. Их в свое время предлагали западные дипломаты, которые вели переговоры с СССР по ограничению вооружений и вооруженных сил в Европе. К наступательным вооружениям они относили те, которые предназначены для «захвата и удержания территории». К таким системам они относили танки, БМП и БТР, САУ и ракетные системы типа «Град», «Смерч» «Ураган», а также мобильные огнеметные системы. По их оценке, именно эти виды вооружений повышали нестабильность, так как увеличивали риск военного вторжения СССР в Западную Европу. И с этой оценкой вполне можно согласиться. Конечно, у СССР были свои резоны для концентрации наступательного потенциала в Европе. Но это уже другой вопрос.

Ну, а к оборонительным вооружениям соответственно можно отнести противотанковые системы, стационарные орудия, системы ПВО и РЭБ, инженерную технику для строительства оборонительных сооружений, а также истребители-перехватчики. Действительно, трудно представить, как, например, система ПВО С-300 могла бы принять участие в нападении на НКР или Армению. Между тем, больше всего шума в Армении было по поводу поставок в Азербайджан именно С-300, а не танков или БМП.

Система ПВО С-300 – действительно грозное оружие, но предназначенное только для обороны. Причем системы, поставленные в Азербайджан, предназначены для обороны даже не войск, а территории страны. То есть для поддержки азербайджанского вторжения в НКР они не очень приспособлены. Но разве армяне всерьез рассчитывают бомбить Баку или другие азербайджанские города? Ведь для победы в войне за Нагорный Карабах бомбежки Баку не сыграют никакой практической роли, а лишь вызовут негативный международный резонанс.

Что касается прикрытия неба самой Армении, то у нее имеется 5 дивизионов С-300В/С-300ПС по 12 пусковых установок каждый. То есть здесь у Армении – явное превосходство над Азербайджаном. Поэтому и у Азербайджана не будет стимулов использовать свою немногочисленную авиацию для ударов по армянским городам. Одним словом, системы ПВО С-300 в Закавказье играют исключительно стабилизирующую роль, так как препятствуют эскалации потенциального конфликта до авиаударов по объектам инфраструктуры и мирному населению.

Ну, а как же быть с наступательными вооружениями? Если Россия откажется поставлять их в Азербайджан, то ведь Баку может закупить их в другом месте? Но здесь имеется один очень важный нюанс. Отказавшись сама от поставок наступательных вооружений в Азербайджан, Россия будет вправе потребовать этого и от других государств. Вообще в международной практике существует правило, что вооружения дестабилизирующего характера не должны поставляться в районы международных конфликтов. Поэтому выглядит довольно странным тот факт, что российская дипломатия до сих пор не ставила этот вопрос в ООН. Мы что, хотим получить еще одну горячую войну в Закавказье?

Если же Совет Безопасности ООН примет соответствующее решение, то оно станет обязательным для всех членов международного сообщества. В этом случае Азербайджану придется несколько поумерить свои воинственные амбиции. Хотя стратегически это пошло бы и на пользу самому Азербайджану. Ведь по большому счету начинать новую войну в Нагорном Карабахе не в интересах Баку, так как она может пойти совсем не по тому сценарию, как это планируют азербайджанские власти.

Михаил Александров

Ноев Ковчег № 5 (235) март (16–31) 2014 г.

http://www.noev-kovcheg.ru/mag/2014-05/4393.html

Михаил Владимирович Александров

Вчера КНДР произвела очередные ракетные испытания – на этот раз, по данным Сеула, северные корейцы произвели тренировочный запуск своей ракеты малой дальности, которая пролетела целых 200 км в направлении китайской границы.



Ракеты КНДР наступили американцам на больную мозоль
Cоздание собственной ядерной и ракетной
промышленности – это колоссальный успех для КНДР

Кроме того, необходимо отметить, что это не первое такое испытание со стороны КНДР в этом месяце, поскольку в середине марта Пхеньян уже осуществлял запуски своих ракет средней дальности, которые сумели преодолеть 800 км по акватории Японского моря.

По сути, все эти события являются демонстрацией со стороны руководства КНДР того факта, что страна обладает средствами доставки ядерного оружия и с помощью них она в состоянии обеспечить свой суверенитет и национальную безопасность.

При этом, большинство западных экспертов сомневается, что у КНДР есть надежные средства доставки ядерного оружия, хотя бы по той причине, что Пхеньян вряд ли достиг такого уровня технологического развития, который бы позволил ему создать компактные ядерные заряды, необходимые для ракетного вооружения.

Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что если бы угроза со стороны КНДР не была бы серьезной, в США, Японии и Южной Корее не относились бы к таким учениям с той обеспокоенностью, как это происходит сегодня.

«Кроме того, не стоит воспринимать слова западных экспертов об этом серьезно, поскольку, когда в КНДР были произведены первые ядерные испытания, тогдашний министр обороны РФ Сергей Иванов в отличие от наших западных партнеров подтвердил факт того, что это был действительно ядерный взрыв», - констатирует Александров.

По мнению Александрова, тактика Вашингтона всегда заключается в том, чтобы приуменьшить достижения своих потенциальных конкурентов, а также в демонстрации того, что они слабее, а все, что у них есть – намного хуже, чем у самих США.

«Таким образом, в частности, американцы делают заявления по нашим самолетам, что, допустим, российский истребитель Т-50 будет уступать F-35, но это же чушь, поскольку уже очевидно, что наш проект превосходит американский аналог. Другой вопрос, что это прямая тактика США, а именно – занижать потенциал противника, а затем использовать эти сомнительные мантры в психологической войне против него», - резюмирует Александров.

Александров считает, что это делается специально для того, чтобы противники США не могли создать свои коалиции, а другие страны не могли воспринимать ту же Россию как фактор силы.

«Причем в случае КНДР, если будет всем очевидно, что эта страна смогла создать эффективное ядерное оружие, будучи в изоляции, то это в принципе подорвет веру в эффективность санкционной политики США. Ведь создание собственной ядерной и ракетной промышленности – это колоссальный успех для такой очень маленькой и бедной страны как Северная Корея», - заключает Александров.

Все дело в том, как отмечает Александров, что Вашингтон пытается представить КНДР в качестве «отстойной дыры», в которой все на корню разлагается, что явно не вяжется с теми научно-техническими достижениями, какие есть у Северной Кореи.

«Поэтому американцы постоянно пытаются в своей пропаганде принизить достижения Пхеньяна, несмотря на то, что факты показывают, что северные корейцы провели успешные ядерные испытания как раз в тот момент, когда в Вашингтоне их никто не ждал. Так что, надо со скепсисом относиться к дежурным утверждениям Запада, что северные корейцы не способны создать маленькие ядерные заряды, которые можно размещать на ракетных носителях, поскольку непонятно на каком основании основываются такие утверждения, ведь каких-либо источников у США или стран НАТО в КНДР нет. Например, никто не знает, какой ядерный заряд в КНДР испытывали в последний раз, возможно, что эта была та самая «компактная бомба», - резюмирует Александров.

Александров в этом вопросе склонен скорее верить заявлениям северокорейской стороны, поскольку такими словами официальный Пхеньян обычно не разбрасывается.

«Вот они сказали, что могут создать спутник – создали, сказали, что могут создать межконтинентальную баллистическую ракету – создали, так что, не доверять в этом вопросе нужно скорее не КНДР, а Вашингтону. Конечно, все эти технологии не отработаны Пхеньяном до совершенства, но это нормальный и естественный процесс в таком сложном деле», - констатирует Александров.

Здесь можно отметить, что ни Иран, ни Индия не смогли при всех своих возможностях создать межконтинентальные баллистические ракеты, а бедная Северная Корея, наоборот, смогла. Так что, скорее всего, у них есть в наличии ракеты малой и средней дальности вместе с ядерной боеголовкой, которая может на таких ракетах размещаться.

«При этом, ракеты средней и малой дальности в КНДР давно есть, такие технологии отработаны, и они точно смогут достать до территории Японии и Южной Кореи. Теоретически эти ракеты могут отразить размещенные в этих странах ЗРК Patriot, но опыт войны в Йемене, когда саудовцы с помощью них не всегда перехватывали старые советские «скады» шестидесятых годов, показывает, что это никак не гарантия. Ведь все зависит от того, куда ракета летит и на какой траектории, поэтому Пхеньян знает, что делает и щупает Запад действительно по больному месту», - заключает Александров.


http://rueconomics.ru/166973-rakety-kndr-nastupili-amerikancam-na-bolnuyu-mozol

This page was loaded Sep 28th 2016, 6:54 pm GMT.