?

Log in

Михаил Владимирович Александров
Политолог
Recent Entries 
Михаил Владимирович Александров

Российский бизнес стал главным инвестором Украины. В 2016-м году он вложил в экономику «незалежной» $ 1,67 млрд. — это 38% всех инвестиций. Об этом сообщила Государственная службы статистики Украины.

Как уточняет украинский Госстат, всего в прошлом году Киев получил $ 4,4 млрд. прямых иностранных инвестиций — на $ 642 млн. больше по сравнению с 2015-м годом. Основными инвесторами, кроме России, стал Кипр ($ 427,7 млн.), Великобритания ($ 403,9 млн.), Нидерланды ($ 255 млн.) и Австрия ($ 249,9 млн.) Другими словами, в пуле иностранных инвесторов Киева мы лидируем с впечатляющим отрывом.

Наиболее существенные инвестиции были направлены в финансовые и страховые учреждения и организации ($ 2,8 млрд.), предприятия оптовой и розничной торговли ($ 524,9 млн.), а также промышленность ($ 475 млн.)

Отчасти понятно, откуда взялись эти цифры. На Украине по-прежнему работает ряд «дочек» крупнейших российских банков: Сбербанк и VS Bank (группа Сбербанка), ВТБ и «БМ банк» (группа ВТБ), Альфа-банк и «Неос» (Альфа-групп), Проминвестбанк (ВЭБ) и «Форвард» («Русский стандарт»). С 2014 года эти «дочки» превратились для головных организаций в чемодан без ручки. Бросить его жалко, продать невозможно, а нести накладно. Но пока российские банкиры выгадывают, как бы минимизировать потери в «незалежной», Киев ситуацией отлично пользуется.

Периодически Национальный банк Украины (НБУ) требует докапитализации «дочек». И тогда российские банки спешно раскошеливаются, и вливают деньги в украинскую финансовую систему, спасая ее от коллапса.

Такую же позицию занимают на Украине и другие российские компании. Если верить украинским СМИ, ключевым российским игроком в украинской электроэнергетике якобы является российская группа VS Energy, которая владеет 8-ю облэнерго на Украине.

Значительная часть рынка украинской мобильной связи, по данным опять же украинской прессы, якобы также принадлежит россиянам, которые пытаются мимикрировать под Европу или украинских патриотов.

Словом, российский бизнес на Украине пытается удержать свои позиции. И желание сохранить деньги можно понять, но не любой же ценой. Почему-то капитаны российского бизнеса считают возможным финансировать Киев в тот момент, когда ВСУ утюжат из реактивной артиллерии Донецк, а киевские власти занимают откровенно антироссийскую позицию. В такой ситуации было бы логичнее обрезать Киеву все каналы финансирования, и тем самым ускорить агонию нынешнего украинского режима. Но российский бизнес так не считает.



Почему мы финансируем украинскую агрессию, на что надеются российские бизнесмены, инвестируя на Украине?

— Ситуация с российскими инвестициями на Украину сложилась возмутительная, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — По сути, российские банки кредитуют украинскую экономику, а российские компании торгуют с «незалежной», как будто Киев не объявил нас главным врагом, и не уничтожает русское население Донбасса. Фактически, мы сами поддерживаем на плаву киевский режим.

На мой взгляд, это говорит об одном. Наш бизнес — безответственный и антинациональный — состоит из рвачей, готовых за полушку Родину продать. Это бизнес реально наносит вред национальной безопасности РФ.

По идее, к такому бизнесу нужно применять самые жесткие ограничительные меры. Но наша власть идет у него на поводу. Руководители госбанков и госкорпораций без проблем входят в кабмин и администрацию президента, и умело лоббируют свои интересы. И в этом заключается огромная проблема.

В финансовый кризис 2008—2009 годов власть в критической ситуации поступила по-другому: назначила «комиссаров» в банки, которые следили за действиями банкиров. Такое решение было принято, поскольку существовал реальный риск обрушения финансовой системы из-за рвачей, норовивших не закачивать ликвидность, предоставляемую ЦБ, в экономику, а скупать на нее валюту.

Но с Украиной ситуацию пустили на самотек: мол, «незалежная» все равно обрушится. А как она обрушится, если наш собственный бизнес в украинскую экономику инвестирует? Да никогда она, при таком раскладе, не обрушится!

«СП»: — Что в такой ситуации нужно делать?

— Брать пример с Америки. В США руководители компаний, нарушающих санкционный режим, преследуются уголовным законодательством, и рискуют провести за решеткой — ни много ни мало — целых 25 лет! Результат такого подхода налицо: все американские бизнесмены ходят по струнке, и шарахаются от предложений сотрудничества с компаниями из «черного списка», как черти от ладана.

Но в России бизнес вертит либеральной прослойкой в правительстве, как хочет.

Я считаю, первое, что нужно делать — ввести санкции против Украины, и прямо запретить любые инвестиции в экономику «незалежной». Пусть Киев если и получает доходы от Москвы, то по минимуму. Скажем, мы поставляем в Европу газ через украинскую территорию, и по контракту обязаны платить за транзит. Мы и будем платить — не вопрос. Но все остальные вливания нужно решительно прекратить.

«СП»: — Получается, несмотря на стенания российского бизнеса, нужно пойти на потерю активов на Украине?

— Конечно. А пострадавшему бизнесу можно потери частично компенсировать — например, передачей под его контроль предприятий в Донецке. В конце концов, бизнес несет в себе элементы риска, а с Украиной российский бизнес риски явно неверно просчитал. Это исключительно его ошибка, и пусть он заплатит за нее.

Кроме того, можно увязать компенсации бизнесу с политическими изменениями на Украине.

«СП»: — Каковы шансы, что меры по исправлению нынешней ситуации будут приняты?

— Я считаю, шансы минимальны. Российское правительство, повторюсь, де-факто занимается обслуживанием интересов крупного бизнеса, и ситуация, я считаю, может измениться только со сменой кабмина.

http://svpressa.ru/economy/article/167349/

Михаил Владимирович Александров

С 1 марта официальной денежной единицей в Луганской народной республике станет российский рубль. Об этом говорится в постановлении Совета министров ЛНР. Как отмечается в документе, это делается «в целях принятия мер по стабилизации финансово-денежной системы».

По сути, таким образом Луганск делает символический шаг на пути сближения с Россией. Символический, поскольку расчеты в ЛНР и сейчас ведутся в рублях — соответствующее решение Совмин республики принял еще в августе 2015 года, в ответ на введение Киевом экономической блокады Донбасса. С тех пор зарплаты, пенсии и социальные пособия в ЛНР выплачиваются только в российской валюте. В ней же формируется бюджетная, финансовая и налоговая отчетность.

Нынешнее повышение статуса рубля — жест, прежде всего, политический и ответный. Напомним: 20 февраля президент РФ Владимир Путин подписал указ о признании в России документов, выданных «фактически действующими» органами власти ДНР и ЛНР. Срок действия указа — «до политического урегулирования ситуации» в Донбассе.

Россия признала паспорта, свидетельства о рождении, браке и смерти, выданные на территории ДНР и ЛНР, документы об образовании, а также регистрационные знаки транспортных средств. По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, указ был подписан «сугубо из гуманитарных соображений, на тот период, пока не будут полностью выполнены минские договоренности». «Я не думаю, что кто-то усматривает в этом какое-то изменение позиции по статусу ДНР и ЛНР», — добавил Сергей Лавров.

Но Киев, понятно, именно эти изменения и усмотрел. Президент Украины Петр Порошенко назвал решение Москвы «очередным доказательством нарушения международного права». А генсек ОБСЕ Ламберто Заньер отметил, что признание Россией документов республик усложнит проведение выборов в Донбассе.

На деле, крест на идее когда-либо реинтегрировать Донбасс ставит сама Украина. 27 февраля главы ДНР и ЛНР Александр Захарченко и Игорь Плотницкий предъявили Киеву ультиматум: если «незалежная» не снимет угольную блокаду Донбасса, с 1 марта все предприятия, находящиеся под юрисдикцией Украины, перейдут под контроль республик. «Первое число будет называться „Прощай, Украина“. Этой блокадой она делала все, чтобы заставить нас страдать. Но не мы нуждаемся в угле, металлоломе — это надо Украине. Это была большая ошибка Порошенко», — подчеркнул Захарченко.

Что стоит за действиями Москвы, Луганска и Донецка, какие перемены ждут Донбасс?

— Повышение статуса рубля — политический ответ Луганска на непрекращающиеся обстрелы со стороны ВСУ, и на экономическую блокаду Донбасса, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — А теперь этот символический ответ подкреплен еще и угрозой введения внешнего управления на предприятиях ЛНР и ДНР, находящихся в украинской юрисдикции. На деле, если бы Донбасс удалось экономически оторвать от Украины, ущерб понесли бы только украинские олигархи, которые ничего не сделали для стабилизации обстановки в регионе.



Я считаю, Кремль в свое время совершил ошибку, сделав ставку в Донбассе как раз на договоренности с олигархами. На деле, с самого начала нужно было дать «добро» на национализацию украинских предприятий в ЛНР и ДНР, и нужно было создать им комфортные условия для работы на российском рынке. В конце концов, у нас в России потихоньку запускаются процессы реиндустриализации. Мы строим трубопроводы и железные дороги, и могли бы покупать в Донбассе уголь по конкурентным ценам.

Но этого не было сделано, и украинские олигархи продолжают комфортно себя чувствовать, уплачивая налоги с предприятий в Донбассе в украинскую казну. В результате, сложилась возмутительная ситуация: три года идет война, а донбасские предприятия мало того, что торгуют с Киевом, да еще фактически субсидируют украинский бюджет, и частично оплачивают его военные расходы!

«СП»: — Нынешние шаги показывают, что Москва решила переиграть ситуацию?

— На мой взгляд, они показывают, что Кремль очень не хочет идти на силовой вариант решения украинского вопроса. Он пытается найти другие варианты, как-то отвечать, но эти попытки выглядят не слишком убедительными, и принципиально ситуацию вокруг Донбасса не меняют. Я считаю, Кремль пытается рубить хвост по частям, но в конце концов все равно придется применять военную силу.


http://svpressa.ru/politic/article/167147/

Михаил Владимирович Александров

США намерены пересмотреть доктрину применения ядерных вооружений. Об этом заявил начальник штаба американских ВВС генерал Дэвид Голдфин.

По его словам, «команда новой администрации Белого дома во главе с президентом США Дональдом Трампом, которая занимается вопросами национальной безопасности, бросает свежий взгляд на эту сферу».

«Я ожидаю, что уже нынешней весной у нас будет пересмотр ядерной доктрины. Нам пришло время заново оценить ядерный комплекс, чтобы выработать стратегические политические наставления для Минобороны США», — сказал Голдфин.

Как отметил начштаба ВВС, он рассчитывает на «гораздо более широкий диалог» внутри власти США по ядерной доктрине, чем «обсуждение каких-то частностей». Новый обзор, считает Голдфин, «будет охватывать все составляющие ядерной триады», то есть межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) шахтного базирования, стратегические бомбардировщики и подводные крейсера. Кроме того, «будут дискуссии по ядерным боезарядам, их мощности и требуемому числу», а не только по средствам доставки. При этом начштаба добавил, что выступает за расширение консультаций по вопросу «сдерживания в ХХI веке».

Напомним: в США дискуссии о необходимости масштабной модернизации ядерного арсенала начались еще в марте 2016 года при утверждении бюджета Пентагона. Причем, больше всего споров вызвала новая атомная авиабомба B61−12, которая поступит на вооружение предположительно в 2020 году. Дело в том, что затраты на ее производство военное ведомство оценило во впечатляющие $ 8,1 млрд. к 2024 году.

С точки зрения американских военных, преимущество новой бомбы не только в точности, но и в увеличенной дальности, за счет того, что авиабомба может планировать. Она небольшая, и потому может размещаться на самолетах тактической авиации — F-15E, F-16, F-35A, Tornado, B-2, B-21. Но главное, увеличение точности позволяет использовать ядерный заряд меньшей мощности (до 50 килотонн), и минимизировать негативные последствия для окружающего пространства. Это обстоятельство позволяет США существенно понизить порог применения ядерного оружия, и рассматривать его как потенциальное оружие поля боя.

С приходом в Белый дом Дональда Трампа эти изменения могут отразиться в ядерной доктрине. Еще в ходе первых президентских теледебатов Трамп отмечал, что ядерный арсенал России новее, чем американский, и что это его не устраивает, поскольку «ядерное оружие, а не изменение климата является самой серьезной угрозой для США».

По сути, дело идет к коренному пересмотру ядерной стратегии США и НАТО. Вполне вероятно, что и опора американцев на союзников, обладающих ядерным оружием — Британию и Францию — будет расширяться.

Какой будет новая ядерная доктрина США, и чем она угрожает России?

— Интерес США к ядерному оружию после развала СССР упал, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — На первом этапе американцы думали, что Россия сама дезинтегрируется со временем, и ядерное оружие вообще не понадобится. А потом — в начале 2000-х — когда стало ясно, что РФ все-таки не распадется, США обладали существенным превосходством над Россией в обычных вооружениях, а другие страны серьезного вызова американцам бросить не могли.

В результате, Вашингтон укрепился в мысли, что ядерное оружие потеряло актуальность. Тем более, Москва постоянно выдвигала инициативы по дальнейшему ядерному разоружению, и в конце концов заключила с американцами договор о сокращении наступательных вооружений СНВ-3.



На этом фоне США убрали ядерное оружие с кораблей. Раньше у них были ракеты Tomahawk морского базирования в ядерном оснащении, но сейчас их нет. Крылатые ракеты у американцев остались только со стратегическими ядерными зарядами, для нанесения стратегических ударов. Ядерную артиллерию они давно ликвидировали, нет у них и наземных средств даже ограниченного действия с ядерными зарядами.

«СП»: — А как выглядит ядерный арсенал России?

— У нас — для сравнения — имеются оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М», причем как в баллистическом, так и в крылатом варианте. Кроме того, если морские «Калибры», которые могут эффективно работать и по наземным целям. Наконец, имеются тактические авиационные ракеты в ядерном оснащении — помимо собственно атомных бомб.

Другими словами, у нас гораздо более разнообразный набор ядерного оружия, что позволяет его гибко использовать в ходе военного конфликта. В том числе — и особенно — в Европе, где у США имеются только атомные авиационные бомбы свободного падения

«СП»: — Вы имеете в виду B61?

— Да. Эти бомбы, конечно, модернизируются — модификация B61−12 способна планировать на расстояние до 30 км. По официальной версии, это позволит самолетам тактической авиации сбрасывать эти бомбы, не заходя в зону действия российской ПВО.

На мой же взгляд, этот аргумент не выдерживает критики. Достаточно сказать, что даже зона действия российского комплекса С-300 составляет 150 км. На деле получается, что американское тактическое ядерное оружие обладает очень узким спектром применения.

«СП»: — Получается, США не могут выиграть в тактической ядерной войне против РФ?

— Для ведения такой войны у американцев нет инструментов. Видимо, это и будет темой дискуссии вокруг применения ядерных вооружений, о чем и говорил Дэвид Голдфин. США действительно нужна новая ядерная доктрина, поскольку у американцев появляются новые мощные противники — Китай, а в перспективе Иран.

И надо понимать: американцы не смогут наносить по Тегерану удар стратегическими МБР. Иначе можно начать ядерную войну с Россией: мы-то не знаем, в кого они целятся.

Но главное — американцам предстоит создать соответствующую номенклатуру тактических ядерные боеприпасов, которые они вообще перестали производить. Процесс этот, мягко говоря, небыстрый, даже если на него выделено достаточное количество средств. Поэтому создание полноценного ядерного арсенала может занять у США как минимум 10 лет.

Надо сказать, и со стратегическим ядерным оружием ситуация у американцев неблестящая. Межконтинентальные баллистические ракеты Minutemen устарели. Трехступенчатые твердотопливные Trident, размещаемые на подводных лодках, еще держатся. Но, по некоторым данным, при запуске Trident с британской подлодки произошел сбой. Это говорит о том, что надежность и этой ракеты оказалась под вопросом.

Получается, как ни крути, МБР американцам тоже надо менять.

«СП»: — Что в этой ситуации делать России?

— Надо понимать: американцы сейчас будут использовать последние наработки и научные достижения в области ядерных вооружений, чтобы ликвидировать пробел в сфере своей безопасности. И если мы не будем совершенствовать наше ядерное оружие — мы рискуем оказаться в отстающих.

http://svpressa.ru/war21/article/165956/

Михаил Владимирович Александров
США опоздали с модернизацией вооружений, погнавшись за фантастическими проектами, вроде лазерного оружия, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — В результате, Америка отстала в модернизации танков, артиллерии и авиации.

Многоцелевой истребитель пятого поколения F-22 «Раптор» — единственное достижение американцев, да и тот получился чрезмерно дорогим. США, напомню, прекратили производство F-22, и в реальных боевых действиях он не участвует. С другой стороны, парк истребителей F-15 и F-16 изнашивается, поскольку эти машины также сняты с производства.

Теперь американцы делают ставку на семейство малозаметных истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35. До конца 2016 года ВВС США должны объявить о первичной оперативной готовности этих самолетов. Но уже сейчас проект критикуют за высокую стоимость: общий бюджет F-35 оценивается в $ 1,3 трлн. Причем, летные испытания еще продолжаются, а разработчикам нужно решить целый ряд технических проблем.

На военно-морском направлении ситуация иная. США выпустили достаточное количество надводных кораблей, оснащенных системой ПРО «Иджис». На них имеются и крылатые ракеты «Томагавк» с дальностью стрельбы до 2500 км. Это хорошее оружие, но оно предназначено, прежде всего, для использования в региональных конфликтах. Больших стратегических задач эти корабли решить не смогут, особенно если учесть меры противодействия.

Например, на них нет современных противокорабельных крылатых ракет. Американская противокорабельная ракета «Гарпун» ведет родословную с конца 1960-х. Эта малогабаритная ракета имеет дозвуковую скорость полета, и явно устаревшую конструкцию. Это значит, что в морском сражении новейшие американские корабли с системой «Иджис», возможно, обречены на проигрыш.

Да, США по-прежнему могут опираться на море на ударные авианесущие группировки. Но с развитием новейших крылатых ракет и авианосцы становятся весьма уязвимыми. Если, скажем, наши тяжелые крейсера получат на вооружение гиперзвуковые противокорабельные ракеты «Циркон», это де-факто будет означать конец американским авианосным группам.

Давно не модернизировались и стратегические ядерные силы США. Трехступенчатая баллистическая «Трайдент-2» остается хорошей ракетой, но по мере развития систем ПРО и она становится уязвимой. Например, «Трейдент-2» не может маневрировать, преодолевая ПРО, как российские «Ярс» или «Булава». Значит, Америке нужны и новые баллистические ракеты, и новые подводные лодки под них.

Чтобы решить перечисленные проблемы, Америке необходимо затратить колоссальные деньги.

«СП»: — Как будет решать эти проблемы избранный президент США Дональд Трамп?

— Заметьте: количество и качество Вооруженных сил США снизилось, а расходы на оборону только выросли. Деньги идут на глобальные амбиции Америки — те самые военные базы по всему миру, плюс на проекты фантастических вооружений, которые, возможно, в ближайшие несколько десятков лет не смогут быть осуществлены.

Трамп в своих предвыборных заявлениях обещал свернуть часть войн, которые США ведут по всему миру. Плюс, возможно, урезать количество военных баз, и свернуть наиболее экзотические проекты в области высокотехнологичных вооружений.

Но будет ли он придерживаться этой повестки, совершенно неясно. Так, миллиардер уже отказался от ряда громких обещаний. Например, от строительства стены на границе с Мексикой, и от уголовного преследования Хиллари Клинтон в связи с «почтовым скандалом».

У меня были определенные надежды, что Трамп договорится с нами о совместной сухопутной операции в Сирии. В этом случае американцы наступали бы на позиции «Исламского государства» * с севера, а мы с юга — и за пару месяцев с террористами было бы покончено. Но Трамп ведет себя как флюгер. Думаю, вряд ли можно предсказывать военно-политические действия новой американской администрации до тех пор, пока Дональд Трамп не встретится с президентом РФ Владимиром Путиным.

Ясно одно: тренд на военное усиление США никуда не денется. Причем, американцы нацелены на широкую модернизацию своих Вооруженных сил, а значит, на каких-то направлениях им придется ужиматься.

«СП»: — России это на руку?

— Наша задача — заставить американцев сконцентрировать против нас как можно больше ресурсов в Европе. Если такой же стратегии будут придерживаться Иран и Китай, американцы банально надорвутся.

http://svpressa.ru/war21/article/161240/
Михаил Владимирович Александров

— Американский народ сделал правильный выбор, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Все-таки ситуация была опасной, хотя в одноэтажной Америке, которая проголосовала за Трампа, это вряд ли осознавали. США под руководством глобалистской элиты, которую и представляла Хиллари Клинтон, явно двигались к красной черте. И курс Клинтон вполне мог вылиться в крупную войну, что бы Макфол ни писал в своем Twitter.

Трамп, надо думать, поумерит активность глобалистов. В то же время надо понимать: Дональд Трамп — тоже представитель американской элиты, пусть другой ее части, но также весьма влиятельной. Если бы Трамп эту элиту не представлял, он бы не победил на выборах, и даже не был бы к ним допущен.

Поэтому Трамп будет жестко отстаивать американские национальные интересы, и проводить тот курс, который неглобалистская элита считает правильным.

Тут я хочу обратить внимание на важную особенность позиции Трампа: у него имеется очень сильная антииранская направленность. Это связано с тем, что миллиардер является представителем произраильского лобби в США.

Видимо, та часть элиты, которую представляет Трамп, сочла, что конфронтация с Россией, во-первых, опасна, во-вторых, не приводит к эффективным результатам. Поэтому она решила пойти во внешней политике другим путем: изменить направление главного удара с России на Иран.

«СП»: — Что это означает для нас?

— Что конфронтация с Америкой — в той или иной форме — продолжится. Сдать американцам Иран мы не можем. Прежде всего, у нас имеются перед Тегераном определенные обязательства в области безопасности. Кроме того, для нас совершенно неприемлемо оголять свой южный фланг.

Россия — не СССР. Сегодня вся Центральная Азия находится в зоне турбулентности, и мы не можем полностью ее контролировать. Если в Иране и Афганистане укрепятся американские позиции, это приведет к тому, что от нас начнут отваливаться куски Закавказья и Центральной Азии. Если мы такое позволим, это будет началом конца России.

Поэтому мы будем защищать Иран, и именно вокруг Ирана завяжется новый комплекс противоборства с американцами. Другое дело, в какой форме это противоборство будет протекать. Думаю, Трамп не пойдет на открытое военное вторжение. Значит, будет иметь место гибридная война США против Ирана и его союзников на Ближнем Востоке.

Соответственно, мы в этой войне каким-то образом будем участвовать. И это не будет способствовать нормальным отношениям РФ и США.

«СП»: — Как Трамп собирается выстраивать отношения с Китаем?

— Сейчас, конечно, экономическое давление США переместится на Китай. Нас американцы задавить экономически не могут, поскольку у нас ничего особо нет, и нам ничего особо не нужно — мы способны продержаться в полной изоляции.

Другое дело Китай, который сильно зависит от внешней торговли и внешних рынков. И тут, видимо, американцы попытаются перекрыть Пекину каналы мировой торговли. Это тоже обострит ситуацию — уже в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Для нас такое смещение вектора давления лучше, чем нынешнее его положение. Однако стратегически мы не можем дать проиграть ни Пекину, ни Тегерану. Удары США по ним — это косвенные удары по России.

Именно поэтому я не испытываю эйфории по поводу будущих росийско-американских отношений.

«СП»: — Будет ли Трамп пересматривать отношения с НАТО?

— Здесь могут быть подвижки, раз Трамп взял курс на то, чтобы не вступать в прямую конфронтацию с Россией. Возможно, Москве и Вашингтону удастся даже договориться о разделе сфер влияния в Восточной Европе. В этом случае мы можем получить под свой контроль Украину, Молдавию и Закавказье, а Прибалтика продолжит оставаться точкой напряжения в наших отношениях с Западом.

Кроме того, можно ожидать, что Трамп будет сокращать расходы на операции в Восточной Европе. И, возможно, план по развертыванию дополнительных сил альянса в ЕС, принятый на Варшавском саммите НАТО, будет скорректирован.

Возможно, будет законсервирована и система ПРО в Европе. НАТО в этом случае будет переориентировано на борьбу с так называемым международным терроризмом.

«СП»: — Как теперь изменится внутриполитическая ситуация в самой Америке?

— Думаю, Трамп действительно разделается с частью глобалистской элиты. К ней, кстати, относится не только клан Клинтонов, но и клан Бушей, которые связаны с саудовцами и катарцами через нефтяные компании.

В Америке, понятно, нельзя устроить 1937-й год, как у нас. Поэтому «зачистка» элиты сведется к тому, что Бушей выведут из руководства Республиканской партии. Впрочем, масштабы чистки будут напрямую зависеть от того, какую поддержку получат инициативы Трампа в США. При удачном для него раскладе, «зачищена» может быть вся верхушка Республиканской партии, и в нее будут кооптированы сторонники Трампа.

Что касается финансово-экономической — глобалистской — элиты, то ей придется раскошелиться. Если сейчас ее представители хотели решить свои вопросы за счет Америки, то теперь Америка решит свои вопросы за счет глобалистов. Возможно, часть банков элиты обанкротится, а другие потеряют серьезные деньги.

«СП»: — Америка при Трампе будет возрождаться как индустриальная страна?

— Будет, но неясно, в каком масштабе. Индустриальная мощь Америки базировалась на том, что она имела открытые рынки по всему миру. После Второй мировой, когда экономика Европы была разрушена, в Восточный блок полностью вышел из орбиты западной экономики, США получили карт-бланш, и за счет этого нарастили индустриальную мощь до невероятных размеров.

А сейчас это вряд ли получится: мировые индустриальные рынки заняты ФРГ, Китаем и Японией. США в такой ситуации могут разве что восстановить индустриальные возможности для внутреннего рынка, и частично латиноамериканского.

Это значит, американцев в любом случае ждут впереди тяжелые времена. Но если США откажутся от своих экспансионистских планов, и переориентируют ресурсы на развитие страны, это может купировать негативные моменты для населения.

Но тогда американцам придется делиться властью с другими странами — идти на раздел мира на сферы влияния, к чему мы давно Вашингтон призываем. Будем надеяться, что при Трампе американцы осознают необходимость такого шага, и пойдут на создание реальной многополярной системы.

http://svpressa.ru/politic/article/160249/

Михаил Владимирович Александров

— Наши граждане не до конца понимают суть происходящих в мире процессов, но интуитивно чувствуют, что наша политика в Сирии правильная, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

— Примитивно думать, что Россия и Запад поссорились из-за Сирии. Наша либеральная общественность любит передергивать. Она говорит, что мы влезли в какой-то мелкий конфликт, а из-за него может быть мировая война. Но противостояние с Западом проявляется во многих вещах: в ситуации на Украине, в расширении НАТО, в гонке вооружений, в информационной кампании против нас. Это системный комплексный процесс, а в Сирии мы видим лишь одно из проявлений этого процесса.

Наши действия в Сирии направлены на то, чтобы остановить Запад. Иначе нам придется вести боевые действия уже в Центральной Азии, на Северном Кавказе, в Крыму. И люди подсознательно это чувствуют. Они опасаются, что Третья мировая война будет.

Но если война вспыхнет, то точно не из-за Сирии. Когда нет принципиальных противоречий между великими державами, мировых войн не начинают, мелкие стычки не могут стать поводом. В Сирии могут быть конфликты, скажем, из-за нитки газопровода. Но это ведь не повод для мировой войны. Она может начаться, когда одна из сторон посчитает, что готова к развязыванию глобального конфликта.

Сегодня в США борются две тенденции. Одна часть элиты настроена воинственно. Она не хочет войны, но считает, что путем блефа можно заставить Россию капитулировать. Так думают потому, что в свое время Горбачев показал пример. Мол, стоит немного надавить, показать мультфильм про программу СОИ, как будут сбивать наши ракеты, и мы капитулируем. Сейчас у нас во власти много тех, кто работал во времена Ельцина, на них американцы и рассчитывают.

Но сейчас не получится заставить нас отступить. Россию не устроит, если деэскалация будет ценой наших похорон, как заявил Владимир Путин на клубе «Валдай». Но часть западной элиты думает, что надо продолжать давление. И если такая точка зрения победит, то мир действительно может сорваться в Третью мировую. Они будут наращивать давление, а мы не будем отступать, и остановить эскалацию будет действительно сложно.

Но есть другая часть элиты, она сейчас консолидируется вокруг Трампа. Люди понимают, что роль США в мире совсем другая, не стоит увлекаться. Значит, надо как-то с Россией договариваться.

«СП»: — Предыдущие годы показывали, что компромисс всё-таки возможен.

— С воинственной частью американской элиты сложно договариваться, она уже уверовала в свою непобедимость.

Был случай, когда РФ и США договорились об уничтожении сирийского химического оружия, но не стоит переоценивать готовность Вашингтона к компромиссу. Тогда Штатам надо было химоружие изъять перед началом активных боевых действий. Действительно была угроза распространения оружия неподконтрольным террористическим группировкам, была угроза Израилю. Мы действовали изначально в рамках американского плана. США рассчитывали победить своими методами, но мы потом вмешались и спутали все карты.

Если говорить про сбитый Турцией российский самолет, то договаривались Москва и Анкара. Турецкая сторона пошла на уступки, отношения нормализовались, в чем были все заинтересованы. Но тут дело не в противостоянии России и США.

«СП»: — Почему именно Сирия стала «камнем преткновения»?

— Запад вместе с Саудовской Аравией и Катаром хотел превратить Сирию в воинствующее суннитское государство и разрушить шиитскую ось Сирия-Иран-Ирак. Планировали вначале разрушить ось, а потом атаковать Иран. Вслед наступила бы очередь России, террористическая активность была бы переброшена на нашу территорию. Одновременно давили бы со стороны Украины и Прибалтики. То есть, Сирия — это часть большой геополитической операции, направленной против России. Поэтому ни в коем случае нельзя сдавать Башара Асада, как нашего союзника.

Дело не в самой Сирии как таковой и точно не в Асаде. Запад готов больше блефовать и психологически давить на нас. Но проблема в том, что они блефуют не только на словах, но и на деле. Перейдут ли американцы «красную черту»? Штаты сейчас колеблются, не знают, чего от нас ждать. В Сирии мы сосредоточили большую группировку, и нашу готовность ответить все видят. В то же время в Вашингтоне еще надеются нас психологически задавить.



http://svpressa.ru/war21/article/159648/

Михаил Владимирович Александров

Калининград становится ключевой точкой в военно-политическом противоборстве с Западом, считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

В последнее время положение Калининградской области (КО) становится важнейшим фактором обеспечения национальной безопасности России. Это связано с резким обострением противоречий между Россией и Западом, проявившимся на Украине и в Сирии. Данные противоречия не являются сиюминутными. Они отражают долгосрочные тенденции, связанные со стратегией Запада по окружению России и её ликвидации как независимого центра силы.

Поскольку политическими средствами данных целей достигнуть не удаётся, Запад приступил к силовому давлению на Москву, включая прямые угрозы, шантаж и запугивание. Началось наращивание военных сил НАТО в Восточной Европе. В июле 2016 года состоялся Варшавский саммит НАТО, где было принято решение развернуть против России две ударные группировки. Одну – на северо-восточном, другую – на юго-восточном направлениях. Причём, основным будет северо-восточное направление, с опорой на Польшу и Прибалтику. А вспомогательным – юго-восточное с опорой на Румынию.

НАТО создаёт «усиленное присутствие» в Эстонии, Латвии, Литве и Польше в составе четырёх батальонных групп, которые выделят Канада, Германия, Англия и США. Они будут действовать совместно с войсками Польши и прибалтийских государств.  Управлять этими силами будет созданный в Польше штаб многонационального корпуса «Северо-Восток», в задачу которого входит в том числе приём подкреплений. Развёртываться эти подкрепления будут на базе складов вооружений, которые формируются в Польше и Прибалтике. Так что цифра – 4 батальонные группы – не должна вводить в заблуждение. Альянс сможет достаточно быстро развернуть на северо-западном направлении внушительную группировку, перебросив личный состав по воздуху.

Стратегический замысел НАТО понятен – использовать прибалтийский плацдарм для быстрого выхода вглубь российской территории, минуя необходимость вести боевые действия в Белоруссии, Молдавии и на Украине. Главным препятствием для реализации этого плана является Калининградская область. На первый взгляд, этот регион, расположенный в окружении стран НАТО, является весьма уязвимым. Но на самом деле КО даёт России решающее военное преимущество. Она позволяет решить две стратегические задачи: блокировать военные операции НАТО в Балтийском море и отрезать Прибалтику от основных сил НАТО.

Балтийский флот и средства береговой обороны, размещённые в КО, простреливают всю морскую акваторию вплоть до побережья Швеции. Это позволяет перекрыть любое крупнотоннажное снабжение по морю войск НАТО в Прибалтике. Это также затрудняет вход ударных кораблей НАТО в восточные районы Балтийского моря, чтобы наносить удары крылатыми ракетами вглубь российской территории.

Российские сухопутные войска в КО, могут также нанести удар через «Сувалкский коридор»  в сторону белорусской границы и отрезать страны Прибалтики от НАТО. Считается, что эту операцию будут проводить совместно российские и белорусские войска ударами навстречу друг другу. Но если даже вихляющий Лукашенко не даст согласия на участие своих войск в этой операции, то коридор может быть заблокирован Россией самостоятельно. Причём, вовсе не обязательно наносить удар через территорию Польши. Блокирование также возможно через территорию Литвы. Это несколько больше по расстоянию, но гораздо более эффективно с учётом фактора внезапности.

Чтобы прорвать этот заслон, НАТО потребуется несколько суток. Но этого времени будет достаточно, чтобы основные силы с территории РФ вышли к границам Польши. Сама же Прибалтика какого-либо заметного сопротивления оказать не способна. По оценке западных экспертов, России в случае конфликта с НАТО понадобится 36 часов для захвата Эстонии, Латвии и Литвы. Об этом говорится в недавно опубликованном исследовании корпорации RAND . Переброска же крупных сил НАТО в Прибалтику по воздуху невозможно, так как российская ПВО простреливает всю территорию региона.

С другой стороны, размещение крупных контингентов НАТО в Прибалтике на постоянной основе – дело весьма дорогостоящее и опасное. Дорогостоящее – потому, что войскам нужна соответствующая инфраструктура и запасы. А это требует строительства военных городков, аэродромов, полигонов и складов. Причём, эти запасы будут нуждаться в постоянном пополнении. А для этого нужна система военной логистики. В том же исследовании RAND указывается, что для того, чтобы затормозить российское наступление в Прибалтике, НАТО надо будет разместить там семь бригад, включая три тяжёлые бригады, адекватное количество авиации и артиллерии. И стоимость этого развёртывания составит около $2,7 млрд. в год.

Но также понятно, что Россия не оставит это без ответа и неминуемо усилит свой ударный кулак на северо-западе. НАТО же не сможет увеличивать количество войск в этом районе до бесконечности. В Прибалтике банально не будет хватать места. Высокая плотность войск сделает их лёгкой мишенью для ударов российской артиллерии, систем залпового огня и авиации. Более того, на определённом этапе Москва может посчитать наращивание натовских войск в регионе подготовкой к вторжению и нанести первый удар.

Короче говоря, наращивание войск НАТО в Прибалтике затратно экономически, неэффективно с военной точки зрения и провокационно политически. А ведь практичные англосаксы деньги считать умеют и тратить непропорционально большие средства на Прибалтику не будут. Однако и терять её по политическим соображениям они не хотят. Поэтому будут искать более дешёвые и менее рискованные способы, чтобы закрепиться в этом регионе. Для этого им надо устранить фактор КО. Если бы её не было, то НАТО могло бы создать в этом районе эшелонированную оборону с надёжной логистикой.

Поскольку ликвидировать калининградский плацдарм России военным путём сейчас невозможно, следует ожидать, что НАТО прибегнет для этой цели к гибридной операции.  Не случайно, в последнее время на Западе стали звучать намёки об отделении КО от РФ. Так, например, 20 марта 2016 года бывший посол США в Москве Майкл Макфол написал в Твиттере примечательную фразу: «Кёнигсберг был немецким городом на протяжении веков. Означает ли это, что сейчас Германия имеет право аннексировать Калининград?». А в 2011 году призыв об отделении КО от России озвучил литовский политик Ромуальдас Озолас.

Гибридная операция НАТО против КО начнётся, скорее всего, с экономической и транспортной блокады региона. Это должно вызвать недовольство населения и спровоцировать рост антиправительственных настроений. Затем к операции подключится пятая колонна внутри КО, которая будет осуществлять акции вредительства, саботажа и дезинформации населения. На третьем этапе на территорию области начнут проникать диверсионные группы из Литвы и Польши, которые будут организовывать диверсии на объектах инфраструктуры, а также террористические акты против военнослужащих и представителей органов власти.

Всё это будет сопровождаться массированной пропагандистской кампанией в иностранных и местных прозападных СМИ, лейтмотивом которой станет «борьба калининградцев» против «авторитарной России» и «диктатора Путина» за реализацию своего «права на самоопределение» и «вступление в Евросоюз». Для придания этой пропаганде большей убедительности пятая колонна будет организовывать различные публичные акции протеста – пикеты, митинги, демонстрации, забастовки, блокирование дорог, госучреждений, воинских частей итп.

На эти мероприятия западные спонсоры выделят существенные суммы. И можно предположить, что часть обедневших от блокады калининградцев посчитает возможным принять участие в этих акциях из-за элементарного желания заработать. Так это было и на киевском майдане. Ну, а заключительным аккордом должен будет стать захват ключевых государственных учреждений при помощи диверсионных групп НАТО. При этом российские военнослужащие, особенно те из них, кто постоянно проживают в Калининграде, окажутся деморализованными, будут не готовы применить силу против протестующих.

И тогда в КО под видом миротворцев вполне могут войти войска НАТО, после чего альянс предложит провести референдум о статусе области под международным контролем. В этой ситуации Москва окажется перед сложным выбором: либо наступать на Калининград через Прибалтику, развязывая тем самым глобальный военный конфликт, либо согласиться на проведение референдума, который станет фиговым листком, позволяющим частично спасти лицо. Выбор, согласимся, не простой.

Из этого вытекает один важный вывод. В условиях гибридной войны зевать ни в коем случае нельзя. Любые попытки раскачивания ситуации в КО должны пресекаться на дальних подступах. Ну, а более подробно о формах и способах противодействия гибридной агрессии можно поговорить в следующий раз.


http://newsbalt.ru/analytics/2016/10/west-need-to-eliminate-factor-kaliningrad/

Михаил Владимирович Александров
Россия создает военно-морской кулак у побережья Сирии, который не позволит США нанести серьезный удар по сирийской территории, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — На деле, основная задача нашей корабельной группировки — сдерживать американцев. Удар они могут нанести, я считаю, только крылатыми ракетами. И если мишенью некоторых из этих ракет станут наши силы в Сирии, мы в ответ ударим своими крылатыми ракетами по военно-морскому соединению США.

Напомню, что в составе Средиземноморской эскадры ВМФ России находятся два малых ракетных корабля Черноморского флота «Серпухов» и «Зеленый дол» (проект 21631), вооруженные крылатыми ракетами «Калибр-НК», которые вышли из Севастополя еще 3 октября.

Есть еще тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий», идущий в группе с «Адмиралом Кузнецовым», он имеет 20 пусковых установок сверхзвуковых ракет П-700 «Гранит». 16 октября атомный подводный крейсер Северного флота «Смоленск» проекта 949А «Антей» успешно выполнил стрельбу ракетой «Гранит» по сложной береговой мишени. Такая тренировка могла стать окончательной проверкой этого ракетного комплекса перед отправкой отряда боевых кораблей к Сирии.

Стартовая масса ракеты 3М-45 комплекса «Гранит» — 7 тонн. Она может нести либо фугасно-проникающую боевую часть массой до 750 кг, либо специальную ядерную мощностью до 500 килотонн. Дальность стрельбы, по разным сведениям, от 500 до 700 км по комбинированной траектории.

Так вот, «Калибры» и «Гранит» позволяют наносить удары от сирийского побережья по ряду военных баз США. Например, по авиационной базе американцев в Италии, по военно-морской базе в Греции, по британской базе на Кипре. Плюс, по базам США в Персидском заливе.

По сути, с прибытием нашей корабельной группировки мы возьмем под прицел большой радиус вокруг Сирии, и это чрезвычайно важно. Такой шаг резко снижает возможность безнаказанного удара США по нашим силам в Сирии, которые обеспечивают поддержку войск президента Башара Асада.

«СП»: — Какое вооружение находится на борту наших подводных лодок, присоединившихся к «Кузнецову»?

— «Калибр» может быть в нескольких исполнениях — как для ударов по кораблям, так и по наземным целям. Думаю, наши подлодки несут «Калибры» всех видов, и, таким образом, имеют комбинированное вооружение.

«СП»: — США на появление наших кораблей возле Сирии будут как-то отвечать? Например, отправкой в Средиземное море еще одной ударной авианосной группы?

— Появление еще одной авианосной группы будет ясным сигналом, что США собираются нас атаковать. Тогда, по логике, нам нужно бить первыми, пока американцы не развернулись. Думаю, в Вашингтоне это понимают, и на такую эскалацию вряд ли пойдут.

Наверняка США понимают и другое. Если дойдет до столкновения на море, даже две авианосные группы не обеспечат американцам подавляющего превосходства над силами РФ. Все же помимо «Адмирала Кузнецова» мы имеем в Сирии «непотопляемый авианосец» — базу «Хмеймим». В случае морского сражения ВКС РФ займутся одним американским авианосцем.

Плюс, на наших подлодках есть противокорабельные крылатые ракеты. Их, возможно, не так много, как хотелось бы. Но чтобы гарантированно пустить ко дну второй авианосец США, их точно хватит.

Подавляющее превосходство могли бы обеспечить три авианосных группы. Но разместить их в Средиземном море, мягко говоря, проблематично. Таким силам там банально негде развернуться.

Впрочем, даже при таком раскладе России нашлось бы, чем ответить. Например, ударом по силам НАТО в Европе.

«СП»: — Испания отказала нашим кораблям в заходе в свой порт для дозаправки. Мы могли бы дозаправиться на Мальте, но Мальта — как и Испания, — является членом ЕС. Насколько эффективна тактика НАТО по созданию нам трудностей по линии снабжения?

— Я не уверен, что «Адмирал Кузнецов» собирался заходить в Сеуту именно для дозаправки. Ему явно хватит топлива, чтобы дойти до сирийского Тартуса, где находится пункт материально-технического обеспечения ВМФ России.

Мы действительно время от времени заправлялись в Испании. Но делали это для того, чтобы подтвердить свое присутствие в регионе, а не из острой практической необходимости. Причем, дозаправляться в Сеуту заходили отдельные российские корабли, а не авианосные группы.

Испанцы в нынешней ситуации просто предпочли не обострять отношения с союзниками, и дали понять, что нас не ждут.

«СП»: — Присутствие наших кораблей в Сирии приблизит принятие политических решений по сирийскому урегулированию?

— Сейчас, на деле, очень многое зависит от президентских выборов в США, а не от нашей корабельной группы. Задача «Адмирала Кузнецова» и других российских кораблей в Сирии — сдержать горячие головы в администрации президента Барака Обамы в последний момент перед выборами. Нельзя исключить, что Белый дом рассчитывал обострить обстановку в Сирии, вплоть до военного столкновения с российскими Вооруженными силами, чтобы подыграть кандидату от демократов Хиллари Клинтон.

Сейчас же ясно, что безнаказанно обострить обстановку в Сирии не получится. Иначе Америку ждут серьезные потери…


http://svpressa.ru/war21/article/159638/

Михаил Владимирович Александров

За последние три дня произошли события, которые могут быть (а могут и не быть) симптомами важных изменений в мировой политике – изменений, которые пока не очевидны, так как происходят, как принято говорить «под ковром», но признаки которых так или иначе прорываются наружу.

Первым стало  выступление директора Национальной разведки США Джеймса Клэппера, где он фактически признал существование многополярного мира и тот факт, что Россия и Китай являются самостоятельными центрами силы в этом мире. Это в корне противоречит установке нынешней американской администрации на мировое лидерство США.
Вторым важным моментом стало объявление ФБР о возобновлении расследования в отношении использования Хиллари Клинтон личной электронной почты для отправки секретных сообщений. Этот шаг с очевидностью играет в пользу повышения шансов на победу на президентских выборах в США Дональда Трампа.
Третий симптом – Совет безопасности ООН принял заявление с осуждением минометного удара по посольству РФ в Дамаске. Пару месяцев назад такое заявление не прошло. Значит сейчас западные представители по крайней мере не возражали против данного заявления, которое имеет важное значение в деле дискредитации антиасадовской оппозиции в Сирии.
В-четвертых, сегодня появилось сообщение, что Интерпол вскоре повторно рассмотрит вопрос об объявлении в международный розыск экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского по обвинению в причастности к убийству мэра Нефтеюганска. Таким образом, среди западных элит, по крайней мере, возникли расхождения по вопросу о необходимости смены режима в России. Это может свидетельствовать об их желании договориться с Путиным о разделе сфер влияния в мире.
Наконец, вчера вечером CNN берет пространное интервью у бывшего мэра Нью-Йорка Джулиани, который открыто говорит, что Клинтон – преступница, которую надо посадить в тюрьму. До этого CNN такого себе не позволяла.

Что это означает? Клинтонов сливают? Если да, то почему? Можно предложить несколько вариантов:
1. Здоровье Хиллари резко ухудшилось, поэтому не видать ей президентства. Те кто в курсе пытаются прикрыть свой зад.
2. По закрытым социологическим данным Трамп уверенно выигрывает на выборах. Крысы побежали с тонущего корабля.
3. Силовой истэблишмент США, за исключением ЦРУ, отказался поддержать планы Клинтонов по захвату власти путем манипуляции подсчетом голосов и обострением международной обстановки, включая военный конфликт с Россией в Сирии. Они приняли решение о поддержке Трампа.

Михаил Владимирович Александров

Попытки США создать ситуацию, при которой можно первыми ударить по России и остаться безнаказанными, могут иметь непредсказуемые последствия, считают в Генштабе. Россия в этой ситуации вынуждена принимать адекватные военные меры, чтобы противостоять планам США. Прежде всего, речь идет о строительстве собственной системы ПРО, рассуждает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. "Россия может расширить систему ПРО, которая сейчас покрывает лишь Москву, на остальные крупные центры и массово развернуть мобильные пусковые установки С 500, способные перехватывать межконтинентальные баллистические ракеты США", - сказал он.

Кроме этого, мы можем перевести наши войска на современные ракеты типа "Ярс" и "Сармат", обладающие гиперзвуковыми блоками. Они способны маневрировать и обходить систему ПРО США. Кроме того, политика США, скорее всего провоцирует дальнейшее сближение позиций военных России и Китая. В последнее время военное сотрудничество между странами активизировалось, лишь недавно прошли совместные учения в Южно-Китайском море. В случае агрессии извне Китай может прийти на помощь материалами, продовольствием, военнослужащими и- главное – финансированием, а мы взамен поделимся с ними новыми технологиями, допускает эксперт.


http://1prime.ru/state_regulation/20161012/826642451.html


This page was loaded Mar 24th 2017, 1:59 am GMT.