?

Log in

No account? Create an account
Михаил Владимирович Александров
Политолог
 
Михаил Владимирович Александров

Чтобы сдержать Китай, США должны попытаться подчинить себе Россию с ее геополитическим пространством и ресурсами. Поэтому Вашингтону срочно нужна какая-то «относительно масштабная война».

Об этом на страницах польского еженедельника Myśl Polska («Мысль польская») пишет политолог Антоний Конюшевский, размышляя о возможных сценариях российско-американского противостояния.

В его представлении таких сценариев у американской стороны может быть несколько. Но сам он останавливается на двух.

Первый подразумевает проведение массированной атаки с использованием всех доступных средств, в том числе ядерного оружия. Но такая стратегия, с точки зрения автора, достаточно рискованная. Поскольку Кремль может нанести «столь же разрушительный ответный удар».

В связи с этим в последние годы в жизнь претворяется вторая стратегия, отмечает Конюшевский. Она включает в себя несколько этапов, которые подчинены главной задаче — поместить Россию в экономическую изоляцию, чтобы «в дальнейшем осуществить смену политического руководства» страны.

Весь арсенал инструментов, способных спровоцировать крах России, по словам польского эксперта, «уже пущен в дело: санкции против влиятельных представителей российских властных кругов, удары по работающим на международном уровне российским компаниям, действия, направленные на ограничение торговли российскими углеводородами».



США вряд ли выйдут победителем из подобного конфликта, считает эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.  Но своей точки зрения этот польский политолог мыслит в правильном направлении. Действительно, их задача — подчинить Россию. Но мы знаем из истории, что много было таких «подчинителей», и все они плохо кончили. И как бы сегодняшние не закончили так же. Нам же, когда в западных СМИ появляются подобные вбросы, статьи, интервью, надо исходить из того, что Россия не должна просто реагировать на политику Запада — пусть и враждебную. Нам надо вырабатывать свою стратегию и действовать в соответствии с этой стратегией. К сожалению, такой стратегии у нас нет. Сейчас вся наша «стратегия» заключается в том, чтобы отбиться от Запада. Никакой наступательной линии мы не осуществляем. Хотя могли бы. Когда страна постоянно в обороне, то, в конце концов, можно и проиграть. Одной обороной войну выиграть невозможно. А мы видим, в том числе и по этой статье, что против нас идет война. Ну, по крайней мере, на подчинение нас, а в долгосрочном плане и на расчленение — уничтожение российского государства и русской нации. Так что мы должны вести в определенном смысле наступательную политику.
Конечно, американцы могут устроить заварушку с Ираном. Но тут большой риск: если они проиграют, то это будет конец американской империи. Вся система западного господства — рухнет. Поэтому, подбивая США на такой, в общем, достаточно безрассудный шаг, возможно, этот польский политолог копает им могилу. Но мы, в любом случае, должны быть готовы оказать помощь Ирану. Разгром Ирана не отвечает нашим интересам. Он нарушает баланс сил на Ближнем Востоке, создает угрозу нашим южным границам и границам СНГ. Соответственно, мы должны будем поддержать Иран. И в итоге США проиграют... Но поражение в войне с Ираном, или невнятное окончание этой войны, когда США серьезный ущерб нанесут, но реализовать своих целей не смогут, станет настолько серьезным ударом по американцам, что они рискуют утратить статус супердержавы. Уже сейчас Соединенные Штаты в экономическом плане не являются гегемоном. Единственное, что они могут, это пытаться показать, что они — гегемон в военном отношении. Но если с Ираном не справятся, то окажется, что и тут они никакой не гегемон. На этом их доминирование закончится. Это будет означать серьезное переформатирование мировой политики. Подвижность каких-то союзов. В том числе, ослабление влияния США на постсоветском пространстве. В Юго-Восточной Азии. Может быть, и вообще в Азиатско-Тихоокеанском регионе.  Так что, американцы понесут серьезные потери, даже по сравнению с тем, что они имеют сейчас. Сегодня их влияние ослабевает медленно, но у них есть возможность перегруппироваться и отступать, как говорится, упорядоченно, с арьергардными боями. И сохранить за собой достаточно большую сферу влияния. Если же они в авантюру с Ираном пустятся и проиграют, то начнется обвальное падение влияния США. И для них последствия могут быть очень печальными. Вплоть до того, что там начнется мощный экономический кризис, а внутригражданский конфликт, который в Штатах уже имеет место, приобретет радикальные формы, типа гражданской войны.
Михаил Владимирович Александров
ДСНВ к февралю 2021 года прекратит свое действие, сообщил директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин на круглом столе в Балтийском государственном техническом университете «Военмех», посвященном истории отечественного ракетостроения.

По словам Михаила Александрова, России не следует предпринимать никаких действий для сохранения данного договора, т. к. если он прекратит свое действие, то стране ничего угрожать не будет. «На самом деле это должно больше волновать США, т. к. у России имеются новые классы стратегических вооружений, которые обеспечивают надежно нашу безопасность. Поэтому держаться за этот формальный договор, который ограничивает Россию в количестве боеголовок, не имеет смысла. А если снова договор заключать с США, то значит нужно будет ограничивать новые системы. Мы можем создать такую структуру стратегических сил, которая позволит нам наиболее эффективно обеспечивать свою безопасность», — заявил Александров в беседе с Федеральным агентством новостей.

После окончания действия договора мы можем создавать баллистические ракеты, оснащенные неядерным боезарядом любой дальности, говорит военный эксперт. «Раньше количество баллистических было ограничено договором РСМД и СНВ-3. А сейчас мы можем таких ракет наделать. Проблема в том, что по периметру России находятся базы США. Они могут вдарить по нам ракетами средней или ближней дальности. А теперь мы будем иметь возможность наносить удары по США, а именно по Нью-Йорку, Вашингтону неядерным оружием. В частности, наши системы «Авангард» очень эффективны для этого. Во-первых. Она летит гораздо быстрее, чем баллистическая ракета, примерно 15 минут до Вашингтона. Во-вторых, у нее не баллистическая траектория, что позволяет делать ее незаметной для радаров. Таким образом, мы не будем связаны договорами и будем делать столько ракет, сколько нам нужно», — сообщил собеседник ФАН.

https://riafan.ru/1227444-ekspert-rasskazal-kakie-vozmozhnosti-dlya-rossii-otkroyutsya-posle-prekrasheniya-dogovora-snv
Михаил Владимирович Александров
Позиция российского МИД, на мой взгляд, довольно странная: мы не будем размещать ракеты средней дальности до тех пор, пока их не разместят американцы, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Возникает вопрос: а как тогда мы эти ракеты будем производить? Или мы позволим США наклепать ракет средней дальности и резко развернуть — а потом бросимся лихорадочно догонять? Если так — мы снова окажемся в ситуации американского военного превосходства над нами. Да, если мы будем производить ракеты, и где-то их складировать, развернуть их в боевом оснащении можно буквально за несколько дней. Но из слов Лаврова ясно себе представить ситуацию невозможно — и это плохо. Надо четко заявить: мы будем производить ракеты и размещать их на складах. А в случае, если США начнут развертывание ракет средней дальности в Европе — мы развернем наши ракеты в европейской части страны. Либо надо четко сказать, что мы сразу развернем ракеты в определенных районах — на Урале, в Сибири. То есть, в центре России, и до поры до времени не станем размещать их западнее и восточнее определенных линий. Вот это была бы понятная позиция.

Запад наши размытые формулировки только поощряют побыстрее сделать ракеты и разместить. Замечу, нам есть смысл разместить баллистические ракеты средней дальности и на Чукотке. Тогда мы сможем достать ими не только Аляску, где находятся шахты ПРО, но и Сиэтл — там крупные авиазаводы, и ракетные шахты в Монтане и Северной Дакоте. Для наземного варианта вполне годится «Калибр». Причем, приспособить его для запуска с земли — дело нескольких месяцев. Контейнеры для пусков у нас есть — подойдет контейнер от комплекса «Искандер». Если этот пусковой контейнер немного удлинить, в него без проблем поместится «Калибр». А вот в необходимости размещать на земле гиперзвуковой «Циркон» я не уверен. Это специфическая и весьма дорогая ракета, которая специально предназначена для поражения военных кораблей США. Использовать ее в наземном варианте, на мой взгляд, — слишком дорогое удовольствие. Лучше, повторюсь, сделать удлиненный вариант «Искандера», а также укороченный вариант межконтинентальной баллистической ракеты «Ярс». Подобные работы в России уже велись — я имею в виду ракету «Рубеж» — развитие проекта «Ярс» с новыми управляемыми боевыми блоками для прорыва противоракетной обороны. В течение года, я считаю. И эта ракета будет неуязвима для американских средств перехвата ракет средней дальности. Скажем, американский мобильный наземный комплекс противоракетной обороны THAAD будет бессилен. THAAD не в состоянии перехватывать ракеты «Искандера», и тем более не сможет перехватывать наши новые ракеты. Вообще, было бы правильно баллистические ракеты средней дальности быстро разработать, развернуть и создать угрозу Западу. Только таким способом, я считаю, Запад можно вынудить начать с нами переговоры.

https://svpressa.ru/war21/article/248478/#mc-container
Михаил Владимирович Александров
Ведущий военный эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров заметил, что Путин давно дал распоряжение главам МИД и Минобороны Сергею Лаврову и Сергею Шойгу готовиться к производству ракет меньшей и средней дальности. «Это распоряжение было еще тогда, когда США только заявили о своем намерении выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Думаю, работы в этом направлении уже ведутся. Речь идет прежде всего о крылатых ракетах «Калибр», которые нам, конечно, выгоднее ставить на земле, потому что это намного дешевле. Чтобы разместить восемь «Калибров», необходимо целый корвет построить. А для наземного варианта достаточно пусковой установки, а лучше — буксируемой, чтобы ее можно было где-нибудь в лесу размещать. Таких можно много и легко наделать, а засечь их сложнее, чем на водной поверхности. Так что главное, чтобы ракеты были», — объяснил военный эксперт. «Но нам нужны не только крылатые ракеты, потому что они долго летят. Нам нужны баллистические ракеты средней дальности. Для этого надо увеличить дальность полета «Искандеров» за счет увеличения объемов топлива, которое там размещается, и удлинения ракеты. Тогда ракета сможет лететь на расстояние 1000-1500 км и доставать объекты НАТО в Европе. Также у нас есть ракеты «Тополь-М», которые теперь называются «Ярс». Надо создать облегченный вариант, то есть уменьшить размер ступеней, чтобы была ракета средней дальности до 5,5 тыс. км. Такие ракеты нам тоже нужны. Если мы разместим их на Чукотке, они смогут доставать северную часть США, причем не только Аляску, но континентальные штаты: Монтану, Северную Дакоту, штат Вашингтон. То есть такие довольно стратегические — с точки зрения американских интересов — районы. И тогда утверждение о том, что американские ракеты в Европе до нас достанут, а наши до США — нет, будет неграмотным. Мы до них достанем», — сказал Михаил Александров. Ведущий военный эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО добавил, что министр обороны Сергей Шойгу больше не будет «давать фору американцам», позволяя им размещать их ракеты в Европе и не предпринимая ответных мер. «Мы могли бы разместить ракеты средней дальности не только в европейской части России, но и в Приднестровье. Сейчас уже нельзя ждать, пока США обработают своих европейских союзников, надо действовать. Надо пощекотать нервы Западу, чтобы они испугались и пошли с нами на переговоры. Тогда мы бы согласились убрать свои ракеты, но при условии, что европейцы откажутся от размещения на их территории американских», — считает Александров.

https://riafan.ru/1218969-voennyi-ekspert-rasskazal-kak-shoigu-poshekochet-nervy-zapadu-raketami-srednei-dalnosti
Михаил Владимирович Александров
В меморандуме речь идет о территориальном разграничении на границе Сирии с Турцией, и создании зоны безопасности, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — На мой взгляд, это очень похоже на Московский договор, подписанный в марте 1921 года представителями Турции и Советской России — он касался размежевания в Закавказье. Советская Россия тогда фактически выступила территориальным гарантом целостности закавказских республик, а Турция получила определенные права в этом регионе. В частности, Анкара тогда получила право следить за автономией Аджарии — чего она, кстати, сейчас не делает: аджарская автономия фактически уничтожена в Тбилиси. Турция тогда, по сути, стала гарантом безопасности мусульман в Грузии, которые проживали в Аджарии. Кроме того, Турция стала гарантом в отношении Нахичевани, которая входит сейчас в состав Азербайджана. Наконец, Московский договор установил границы между Турцией, Грузией и Арменией. Эти исторические наработки, я считаю, помогли нашим дипломатам сейчас найти развязки с Турцией. По существу, мы также устанавливаем определенный режим в отношении границ. Плюс, Турция выступает в качестве гарантов прав туркоманов в Идлибе, и будущих беженцев, которые будут заселены в районы так называемой зоны безопасности.

В политике редко бывает так, что получаешь все, что хочешь. Думаю, у Эрдогана, когда начинались сирийская заваруха — операция по «раздербаниванию» Сирии, устроенная американцами в 2011 году, — вообще были далеко идущие планы. Тогда речь шла о создании в Дамаске марионеточного прозападного правительства, на которое Турция рассчитывала иметь серьезное влияние. Турция рассчитывала даже на создание на территории Сирии районов, населенных протурецкими элементами — по типу Северного Кипра. Однако после вмешательства России эти наполеоновские планы ушли в прошлое, на них Эрдоган рассчитывать не может. Но все же он добился создания зоны между городами Тель-Абьяд и Рас-аль-Айн, где будут проживать протурецкие элементы — района, в котором меморандумом сохраняется статус-кво. Это довольно большая территория, и на ней, скорее всего, будут размещены беженцы-сунниты из Сирии, подконтрольные Турции. Для турок сейчас на первый план вышла проблема безопасности. Анкара оказалась перед опасностью создания на территории Сирии независимого Курдистана, который бы проецировал свою силу на территорию самой Турции. В такой ситуации намерения Анкары оттяпать часть Сирии ушли на второй план. Главным стало не допустить потери собственной территории. Именно этому сейчас посвящены основные усилия Эрдогана. И он успешно проблему решил, создав зону безопасности. Потом он ее заселит, повторюсь, арабами-суннитами из Сирии. Там будут господствовать силы Сирийской свободной армии — по существу, проэрдогановские силы. Таким образом, курды будут оттеснены из этого района, и не смогут проецировать свои действия на турецкую территорию. Да, остаются еще участки сирийско-турецкой границы, которые будут совместно патрулироваться Россией и Турцией. На деле, это следствие Аданского соглашения 1998 года между Турцией и Сирией о взаимодействии в сфере безопасности, которое позволяет туркам войти на 5 км на территорию Сирии для борьбы с курдами. Вот турки на 5 км и войдут. А зону следующих 5 км от границы будут патрулировать российские войска вместе с сирийцами. Насколько я понимаю, единственная точка, по которой Путину и Эрдогану не удалось договориться — это Камышлы, которые считаются столицей Северного Курдистана. Возможно, по этому вопросу будут отдельные переговоры — и с курдами, и с турками.

Позиции США в Сирии ослабли, и очень серьезно. Но надо понимать: Сирия для Трампа — токсичный актив. Операция, которую затеял Барак Обама по свержению сирийского режима и созданию марионеточного государства, провалилась после российского вмешательства. Получилось, что американцы в Сирии присутствуют, тратят ресурсы непонятно зачем — и одновременно идет ухудшение отношений с Турцией. Трамп, уйдя из Сирии, фактически сохранил возможность нормализации американо-турецких отношений. Оставил дверь для Анкары открытой. Однако уже очевидно, что НАТО не является гарантией безопасности для Турции. Когда у Анкары возникают проблемы с безопасностью, альянс не спешит их решать. А когда Турция начинает решать их самостоятельно — НАТО тут же принимается турок осуждать. И вводить против них санкции. То есть, с точки зрения логики, пребывание Турции в НАТО становится контрпродуктивным. Вы просмотрите, какая кампания развернулась против Турции в США и Западной Европе! Все только и говорят, что Дональд Трамп бросил своих союзников курдов! А про то, что Турция -давний союзник НАТО и США, вообще не упоминается. Турция де-факто рассматривается как враждебное Западу государство, которое проводит собственную политику. А не как союзник по военно-политическому блоку. Это нонсенс. Анкаре, на мой взгляд, надо принимать решение по выходу из НАТО. Зачем ей такие союзники?!
https://svpressa.ru/war21/article/247083/
Михаил Владимирович Александров
Мы в Ливии поддерживаем Хафтара, потому что правительство в Триполи создано и спонсируется Западом, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Хафтар тоже ведет игру «и вашим, и нашим» — пытается продемонстрировать, что и с Западом в нормальных отношениях, и с Россией. Но, по крайней мене, он не был ставленником Запада — появился сам по себе, в ходе внутриполитической борьбы. И это дает нам шанс взять его в союзники в этом регионе. Усиление присутствия в Средиземноморье — в Ливии — нам было бы выгодно, если бы возник прецедент по образцу сирийского. То есть, если бы мы получили в Ливии военную базу, и смогли бы оказывать давление на южный фланг НАТО. Там Италия под боком, американские базы, и от Гибралтара недалеко. По сути, Ливия — это стратегическая точка, которая позволила бы нам проецировать силу в этом регионе, и тем самым ограничивать амбиции НАТО и США. В принципе, идея с Ливией неплохая. Вопрос только в цене — сколько мы готовы заплатить за такое присутствие, и не кинет ли нас Хафтар. Как я понимаю, Хафтар нам много чего обещал во время визита в Москву в феврале 2018 года, и просил о помощи. Ему, видимо, было отказано в помощи государственной. Но при власти РФ дали понять, что не будут возражать, если Хафтар установит связи с российскими ЧВК. В итоге определенное количество наших военных специалистов, работающих на себя, поехали в Ливию — воевать или помогать в качестве военных советников. Наши ЧВК ранее действовали в Сирии и Центральноафриканской республике. Причем, в Сирии они работали параллельно с нашими Вооруженными силами, а в ЦАР нашего государственного военного присутствия нет. Тем не менее, ЧВК и в ЦАР являются проводниками российских интересов, и действуют вполне успешно.

ЧВК, если смотреть вглубь истории, всегда существовали. В феодальной Европе были так называемые компании — наемные войска, которые переходили от одного сюзерена к другому, и воевали на их стороне. Причем, они обрели такую силу на определенном этапе, что сами диктовали политику своим нанимателям. В современном мире — если брать период после Великой Отечественной войны — первые ЧВК создали англичане и французы. Во Франции есть Иностранный легион — вроде бы государственная структура, но в нее набирали людей со всего мира, и они воевали за деньги. По существу, это наемники. Англичане сделали похитрее: у них появились «классические» ЧВК, которые действовали в Африке и Юго-Восточной Азии. Эти британские ЧВК, замечу, до сих пор охраняют интересы британских компаний, но если надо — устраивают госперевороты. А потом ЧВК создали и американцы. На войне бывает всякое. Здесь надо понимать: люди пошли в ЧВК как добровольцы, за хорошую зарплату, понимая все риски. И в Сирии, напомню, была похожая ситуация. В феврале 2018 года в сирийской провинции Дейр-эз-Зор американская авиация нанесла удар по колонне сирийских войск, среди которых находились бойцы наших ЧВК. Тогда тоже погибло довольно много людей — назывались цифры в 100 погибших россиян. На деле, такие потери — обычная история.

 России, я считаю, нужно иметь полноценные ЧВК, и необходимо принять закон о частных военных компаниях. В ряде случаев лучше, если за рубежом задействованы именно частные интересы: чтобы государство не могли обвинить напрямую — показать пальцем, дескать, это Россия вмешивается. Государство снимает с себя ответственность за людей, которые в этих компаниях служат. Это позволяет не нести политическую ответственность за действия ЧВК, и социальную ответственность за погибших. Люди в этом случае погибают за зарплату, и это их личный выбор — никого насильно в ЧВК не посылают. В российской власти происходят пертурбации — видимо, в определенных кругах есть существенное противодействие созданию ЧВК. Я считаю, против выступают прозападные круги — они не хотят, чтобы у нас появился эффективный внешнеполитический инструмент, который имеется у стран Запада. Я же считаю, ЧВК надо создавать. Русские умеют воевать, у нас хороший опыт, инфраструктура и база подготовки военных специалистов. ЧВК могли бы стать для людей способом зарабатывать хорошие деньги. В конце концов, не все же погибают. Потом, пожарные и полицейские тоже постоянно рискуют жизнью — но все понимают, что это обычная и нужная работа.

https://svpressa.ru/war21/article/246981/#mc-container
Михаил Владимирович Александров
Не стоит рассчитывать на то, что Россия сможет договориться с западными странами об антитеррористической политике в киберпространстве – считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.  «Тут надо смотреть на весь подход коллективного Запада к борьбе с международным терроризмом. На Западе чрезвычайно избирательно подходят к вопросу запрещения террористических организаций, и у них есть, как плохие террористы, которых надо запрещать, и с которыми нужно бороться, и хорошие, которых необходимо поддерживать», - констатирует Александров. Подобный подход мы отлично можем проследить на примере ситуации на Ближнем Востоке, где благодаря американской поддержке расплодилось огромное количество террористических структур, не говоря уже о том, что без участия США не было бы разгула современного неонацизма на Украине. Террористические организации давно являются инструментом внешней политики, который США и государства коллективного Запада используют в своих целях, что можно увидеть на примере ситуации времен Холодной войны, когда подобные силы постоянно задействовались.  «Запад всегда использовал международный терроризм, как инструмент своего влияния и как инструмент своего геополитического воздействия на определенные регионы. Можно вспомнить ситуацию с басмачами в двадцатые годы, когда существовала явная поддержка этих террористических групп со стороны Запада против Советской России», - резюмирует Александров. Такая западная политика продолжилась и после Войны, когда западные спецслужбы забрасывали подготовленных ими боевиков ОУН-УПА11 на Украину, а также «лесных братьев» в Прибалтику, которые там вели диверсионную борьбу с советской властью.

«В семидесятые-восьмидесятые годы западные спецслужбы помогали моджахедам в Афганистане, которые де-факто вели террористическую войну против частей Советской армии и легитимного афганского правительства. После этого американцами создавались разные структуры вроде ИГИЛ1, которые выполняли роль «облачного противника», т.е. создавали хаос на определенной территории и делали там грязную работу, после чего туда входили американские войска. Например, так было в Ливии, Йемене, и именно это на Западе хотели проделать и в Сирии», - заключает Александров. «Таким образом, со стороны Запада идет избирательная поддержка террористических организаций, причем аналогичная линия существует в интернет-пространстве, поэтому неудивительно, что там не хотят идти с нами на диалог», - констатирует Александров.  Как замечает эксперт, западная линия сводится к поощрению тех групп, которые им выгодны, и борьбе с теми террористами, которых они считают своими противниками, и чья практическая деятельность входит в прямое противодействие с интересами Запада. «Ничего удивительного здесь нет, никак мы с ними здесь не договоримся, поэтому нужно отвечать на их политику», - резюмирует Александров.  «Такая тема, безусловно, малоперспективна, поскольку США сегодня выходят из всех базовых международных соглашений, развязывая себе свободу рук, поскольку коллективный Запад начал проигрывать в цивилизационном противостоянии, и у него остается только один атрибут, а именно военная мощь», - заключает Александров.

https://rueconomics.ru/413863-dvulichnaya-politika-zapada-po-terrorizmu-meshaet-borbe-s-nim-v-internete
Михаил Владимирович Александров
Американцы делают хорошую мину при плохой игре, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — По существу, они сдали курдов туркам, но сейчас пытаются сохранить лицо — показать, что они люди принципиальные. Отсюда инициативы Конгресса США в поддержку курдов — явно популистского, даже пропагандистского характера. Плюс Трамп грозит санкциями и осуждает Турцию. Но раз осуждает — что ж он давал согласие на турецкую операцию?! Все, уверен, было заранее оговорено. Просто Турция как военный союзник в этом ключевом регионе — объективно — для США важнее курдов. В итоге политика сидения на двух стульях — поддержки курдов и поддержки хороших отношений с Турцией — явно дала трещину. Трамп это понимает: он довольно прагматичный политик. Потому и пошел на уступки Анкаре.

Для нас ничего особо вредного не происходит. Что ж мы будем за курдов сейчас вписываться, если они в течение многих лет нам по существу вредили? Снюхались с американцами, проводили враждебную Дамаску политику, на переговоры с режимом Башара Асада не шли. Возможно, курды и участвовали в каких-то неформальных переговорах, но позитивной роли не играли — выступали как плацдарм американского влияния в регионе. И хорошо, я считаю, что курды получат сейчас по мозгам от Турции — будут знать, что за союзничек у них в лице Вашингтона. Курды, видимо, считали, что они самые умные — сейчас всех переиграют: и территорию себе захапают, и независимость получат под американским патронатом. В то же время, замечу, как российская сторона предлагала курдам вариант автономии в составе Сирии — и это для них был наилучший вариант, реализуемый и де-факто и де-юре. Курды на такие переговоры с Москвой не пошли. А если бы пошли, всего, что происходит сейчас, не было бы. В этом случае на территории курдов вошли бы правительственные войска Сирийской Арабской армии, встали бы на границе с Турцией — и вопрос был бы решен.  Участь курдов, я думаю, будет незавидной. Если они будут продолжать сопротивление Турции — турки будут просто продвигаться дальше, и захватывать все больше и больше районов. Что же касается нашего союзника Асада — мы и так не контролируем приграничный район, где сейчас идут боевые действия. Что там курды, что курды с американцами, что турки — разница невелика. Учитывая, что сейчас у РФ неплохие отношения с Турцией, турки для нас даже лучше.

С другой стороны, турецкая операция открывает нам возможность для кинжального удара по Идлибу. Сейчас турки вошли в курдский регион, и там завязли. Так что, если мы нанесем удар по Идлибу, максимум, что сможет сделать Анкара — отделаться общими фразами и осудить наши действия. Предпринять что-то серьезное против нас турки не смогут. Во-первых, у них самих рыльце в пушку — они вторглись на территорию суверенного государства. Во-вторых, у турок все ресурсы на этом участке задействованы. А в Идлибе сохраняется прозападная вооруженная сирийская оппозиция, которую надо ликвидировать. Иначе она будут бесконечно воевать — а неподалеку от Идлиба наша авиационная база. Так что, повторюсь, надо было бы воспользоваться ситуацией, и вопрос решить. Задача склеивания Сирии — это задача самого Дамаска. Мы, конечно, за территориальную целостность, но прилагать для этого какие-то сверхусилия нам нет смысла. Если Дамаск сможет впоследствии договориться с курдами — что ж, хорошо. Может, нынешняя ситуация с американцами подтолкнет курдов к правильному решению.

На фото: Турция начала в Сирии военную операцию "Источник мира"

https://svpressa.ru/war21/article/245968/
Михаил Владимирович Александров

Издание The New York Times сообщило о существовании элитного подразделения ГРУ под номером 29 155, которое якобы занимается дестабилизацией в Европе и имеет отношение к попытке госпереворота в Черногории и инциденту с отравлением эск-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля в Великобритании.

Данные обвинения являются безосновательными, потому что если бы у нас было такое подразделение, то ситуация была бы гораздо более критичной для Запада. К сожалению, у нас такого подразделения нет, а все эти обвинения на самом деле являются частью информационной кампании, нацеленной на дискредитацию России.

История с попыткой переворота в Черногории — инициатива местных людей, заинтересованных в нормализации отношений с Россией, и недовольных коррумпированным мафиозным по факту режимом Джукановича, который там уже 20 лет сидит и опирается на бандитов. Этот человек держит Черногорию в ежовых рукавицах, он не дает ей даже с Сербией строить нормальные отношения.

Отравление Скрипалей, как известно, провокация британских спецслужб, организованная с целью спровоцировать обострение отношений всей Европы с Россией, чтобы облегчить проведение операции Brexit. То есть британцы рассчитывали, что европейцы из чувства солидарности к обиженной Британии пойдут на уступки в раках сделки по Brexit. Но как мы видим, европейцы оказались гораздо более циничными и прагматичными людьми, на уступки Британии они не пошли. В итоге дело Скрипалей оказалось выстрелом в пустоту.

Я считаю, что нам действительно нужно такое подразделение, потому что Запад давно ведет против нас информационную и агентурную войну, устраивает перевороты в странах постсоветского пространства при помощи своей агентуры, нашу пятую колонну активно использует.

А мы как-то очень пассивно действуем, в конце концов, это Запад приблизился к нашим границам и начал окружение России, а мы наоборот вывели войска из Восточной Европы, распустили Варшавский договор, хотели жить мирно, но нам этого не дали. Запад постоянно демонстрирует свою русофобскую сущность, направленную на уничтожение России.

https://rns.online/opinions/CHto-stoit-za-obvineniyami-amerikanskih-SMI-v-adres-GRU-2019-10-09/

Михаил Владимирович Александров

Американский проправительственный аналитический центр RAND Corporation представил доклад, который посвящен стратегии «сдерживания» России в Черноморском регионе. Авторы документа выражают обеспокоенность модернизацией Черноморского флота РФ и наращиванием сил в Южном военном округе. Для противодействия «растущему российскому влиянию» в регионе аналитический центр предлагает военному руководству США развернуть в Румынии и Болгарии системы противовоздушной обороны и береговые ракетные комплексы. Среди других мер обращает на себя внимание идея расширения учений НАТО и помощь Украине и Грузии в развитии оборонных потенциалов.


«Ничего нового в этой идее нет, НАТО и так постепенно наращивает военное присутствие в Болгарии и Румынии. В той же Румынии базируется система ПРО, которая направлена на перехват баллистических ракет, но она может быть использована и как ударная система для стрельбы ракетами Tomahawk. Недавно американцы провели испытание этих ракет, запустив их из пускового стакана МК-41, который находится в составе Aegis Ashore. Береговых ракетных комплексов у них просто нет.  С военно-технической точки зрения Россия полностью переигрывает США и НАТО в Черном море. Ничего достойнее ракет Tomahawk американцы предложить не могут, поэтому никакой угрозы для нас они не представляют, их ракеты легко сбиваются корабельными средствами наших ПВО. До создания же каких-то более серьезных ракет, например, наподобие нашего «Оникса», им далеко. Судя по ситуации в Саудовской Аравии Patriot тоже слабоэффективны против современного российского оружия. Они серьезно проигрывают нашим С-400, которые уже развернуты в Крыму. Для их вывода из строя нашими ударными средствами больших усилий не потребуется - «Искандеры» в течение пяти-шести минут могут разнести радиолокационную станцию Patriot. А перехватывать «Искандеры» Patriot не умеют. Нам же с военно-технической точки зрения по силам отразить любой удар США», - уверен эксперт ФБА «Экономика сегодня».
«Со стороны НАТО идет с одной стороны такое военно-политическое запугивание, а с другой - более мощная привязка Болгарии, Румыния и других стран, их втягивание в орбиту военно-политической конфронтации с Россией. Соглашаясь на сотрудничество с США эти страны, во-первых, становятся плацдармом США для действия против нас, в во-вторых, объектом для ответного удара РФ. Подобные недружественные действия вредят совместным проектам, при усилении эскалации Болгария вполне может лишиться «Турецкого потока». Любые учения НАТО в Черном море носят провокационную направленность. Аналогичным образом они действовали и в советское время, но если тогда мы отвечали маневрами за счет мощного океанского флота, то теперь регулярно проводим авиационные учения, в том числе с участием стратегических бомбардировщиков», - добавляет Александров.

 По словам нашего собеседника, пересмотр конвенции Монтре по Черному морю – палка о двух концах. «Если договориться с Турцией, то можно вообще запретить заход нечерноморских военных судов в акваторию Черного моря. Да и сама Анкара должна быть заинтересована в таком подходе, так как не в их интересах превращать регион в очаг напряженности. Все-таки Турция член НАТО, и она несет ответственность за безопасность в Черном море, а увеличение количества учений будет способствовать ухудшению наших отношений с Анкарой.  Для пересмотра конвенции нужно согласие двух третьих ее членов, что пока вряд ли возможно. Односторонняя же отмена конвенции означает, что автоматически вступает в силу конвенция по морскому праву, и все желающие смогут заходить в Черном море, что тоже не в интересах России», - объясняет военный эксперт.

https://rueconomics.ru/412754-u-rossii-est-voenno-tekhnicheskii-otvet-na-lyuboi-plan-ssha-po-sderzhivaniyu-v-chernom-more
This page was loaded Nov 20th 2019, 7:02 pm GMT.